Теоретик партизанской войны

ИГОРЬ МАЛАХОВ

Рано утром 23 сентября 1921 года один из домов в центре станицы Должанской тихо окружили вооружённые люди. Их было много и настроены они были решительно. Того, кто скрывался в казачьей хате, было приказано взять живым или мёртвым. Иначе и быть не могло, ведь чекисты охотились за важной птицей. Виктор Белаш был начальником штаба и разработчиком всех крупнейших операций Революционной повстанческой армии Украины, которую возглавлял батька Махно. Неожиданно тишину разорвали выстрелы…

Когда в России произошла революция, Виктору Белашу исполнилось всего 24 года. Но этот паровозный машинист из Запорожской области уже имел огромный опыт подпольной борьбы – с 1908 года он состоял в партии анархистов-коммунистов. Его часто посылали с различными заданиями на Кубань. Именно поэтому когда Новоспасовская группа анархистов решила принять участие в антигерманском восстании на юге Украины, за помощью на Кубань отправили именно Виктора Белаша. Напомним, что благодаря Брестскому договору Украина была оккупирована немецкими и австрийскими войсками. Их ставленник гетман Скоропадский жёсткой рукой наводил порядок на привыкшей к безвластию территории. Землю, расхищенный скот и инвентарь возвращали прежним владельцам. Любые попытки бунтов подавлялись при помощи оккупационных войск. Между тем в Германию эшелонами вывозилось зерно, в то время как в украинских городах хлеб выдавался строго по карточкам. В июне 1918 года подпольщики готовили большое восстание, которое должно было начаться с захвата Мариуполя. Ради поиска оружия и добровольцев Виктор Белаш и отправился в гости к своим старым друзьям в Туапсе, Новороссийске и Ейске. О той поездке он напишет потом в своих воспоминаниях: «Везде я встречал понимание и действенную помощь, хотя многие находились в состоянии депрессии от бесполезно погибшего в районе Таганрога крупного десанта». Это катастрофа произошла буквально за неделю до приезда Белаша на Кубань. Восемь тысяч человек (в основном ейчане и казаки близлежащих станиц) высадились на таганрогском побережье, но были прижаты к берегу, сдались и почти все были безжалостно расстреляны немцами, ведь Москва от них открестилась. Вслед за этим последовал строгий приказ самого Ленина: «Советскому командованию в Ейске 10 июня 1918 года. Германские войска заявляют: войска из Ейска совершают набеги на территории, занятые германскими войсками. Ставим на вид: установленная демаркационная линия ни в коем случае не должна быть нарушаема». Понятно, что после столь грозного окрика о широкомасштабной помощи украинцам не могло быть и речи. Тем не менее, в ночь на 24 июля Белаш вывел из Ейска три баркаса со ста пятьюдесятью добровольцами.

Восстание в Мариуполе началось одновременно в нескольких точках: в порту, на железной дороге и металлургических заводах. Организовал его подпольный большевистский комитет, возглавляемый Георгием Македоном. Его поддержали анархисты. Повстанцы напали на казарму и штаб австро-венгерского полка, расквартированного в Мариуполе. Были разоружены караулы, портовая охрана, заводские стражи. Затем началось наступление из рабочих предместий на центр города. Но после первого замешательства немецкое командование отреагировало чётко. В Мариуполь срочно перебросили части баварской дивизии и венгерской бригады. После двухдневных боёв восстание подавили. Рабочие предместья были расстреляны артиллерией, проводились повальные обыски и аресты. На жителей портового посёлка наложили контрибуцию в 270 тысяч рублей. Уже в августе на подавленный город обрушилась эпидемия холеры, а затем брюшного тифа. Разочарованный Белаш скрылся в Ейске.

Здесь он отсиживался до середины ноября. А затем сел в рыбачью лодку и вновь отправился на Украину. Вместе с ним был его давний друг Иван Долженко. Это крайне интересная личность. Казак одной из станиц Ейского округа, он вступил в партию анархистов-коммунистов ещё раньше Белаша. Участник первой русской революции 1905-07 годов. Во время Первой мировой войны дезертировал из своего полка и скитался за границей. С момента отплытия из Ейска в октябре 1918 года Иван Долженко никогда больше до самой своей смерти не покидал друга, став по сути его личным адъютантом и телохранителем.

Оба анархиста сразу окунулись в атмосферу ожесточённой борьбы, которая развернулась на территории Украины сразу после ухода оккупационных войск. Очень быстро Виктор Белаш оказался на стороне махновского движения. В его воспоминаниях запечатлён момент знакомства с «батькой» в декабре 1918 года: «Махно, непрерывно бранясь в адрес членов штаба, вошёл в свой номер. Щусь (адъютант Махно – И.М.) заметил меня и, поздоровавшись, потянул за руку. «Батько, а вот тот, который обещал высадить десант из Кубани!» - сказал он. «А, обещальник, обманул!» - протягивая руку, сказал Махно». Любопытно, что в своих очень подробных воспоминаниях сам Нестор Махно этот эпизод не упоминает. Возможно потому, что мемуары доведены лишь до того самого декабря 1918 года, когда Виктор Белаш для него мало что значил. Он выдвинулся чуть погодя, в январе 1919 года.

Тогда по поручению Совета махновской армии Белаш организовал и провёл в Пологах съезд повстанческих отрядов. Всего за два дня ему удалось убедить всех этих мелких «батек» и атаманов в том, что войну нужно вести организованно, под единым руководством. Отряды были преобразованы в полки. Упорядочено снабжение армии, организованы обозы, медицинское обслуживание. Оперативный штаб армии возглавил сам Виктор Белаш. С этого момента он являлся одним из основных руководителей махновщины. Можно сказать, вторым человеком в армии после самого Нестора Махно. Исследователь махновского движения Василий Голованов упоминает даже о том, что Виктор Белаш «словно бы в пику тяжеловесной науке фон Клаузевица, начал даже писать целиком построенную на парадоксах «Тактику партизанской войны». А главный идеолог махновщины Пётр Аршинов в своих мемуарах вспоминает: «Белаш - великолепный военный стратег, разрабатывавший все планы движения армии и за них отвечавший».

Постоянно имея несколько десятков тысяч опытных бойцов, махновская армия представляла собой грозную силу. Её поддерживала вся земледельческая Украина. Сытому и богатому украинскому мужику не нужны были большевики с их политикой военного коммунизма и полным изъятием всего продовольствия у крестьянства. Не желал он видеть и белых с их лозунгами возврата к прошлому. Украинское крестьянство, как метко заметил историк Валерий Шамбаров, «не хотело никакой власти». Именно поэтому его идеалом стали Махно и его армия, воевавшая за землю и абсолютную свободу. Но именно Виктор Белаш, терпимо настроенный по отношению к советской власти, стал автором тесного союза с ней. Удар махновской армии в тыл деникинцам, занявшим Украину, сорвал их победоносное наступление на Москву. Разъярённые белогвардейцы расстреляли отца, деда и двух братьев Белаша, сожгли его хозяйство. Впоследствии махновцы приняли активное участие в разгроме врангелевской армии. Но Виктор Белаш крупно просчитался. Большевики ни с кем не хотели делить плоды победы. Там же, в Крыму, уже после победы над белыми махновский корпус был окружён и уничтожен. К своим на Украину прорвались жалкие остатки былой славы махновцев. Борьба с красными продолжалась до 1921 года и заранее была обречена на неудачу. 17 июля 1921 года Виктор Белаш навсегда простился с Махно. Тот с двумястами соратниками решил пробиваться за границу, на запад. Сам Белаш повёл семьсот человек через Кавказ в Турцию – помогать Мустафе Кемалю в его борьбе за республику. Такой вот «российский Че Гевара».

Но идея пройти через Дон и Кубань, занятые многочисленными красными частями, была утопична. В последних боях Виктор Белаш растерял весь свой отряд. Сам же был тяжело ранен и со своим верным адъютантом Иваном Долженко оказался на конспиративной квартире в станице Должанской. Попытался связаться с кавказскими отрядами махновцев, действовавшими вплоть до 1923 года. Посланный для связи с ними Долженко в начале сентября был арестован в станице Тихорецкой. Дальнейшая его судьба неизвестна. А место, где скрывался Белаш, выдал его собственный кучер. Известный партизан был не таким человеком, чтобы сдаться так просто. Он отстреливался до последнего патрона, был вновь ранен. Затем содержался в харьковской тюрьме. Ему грозил расстрел, но в 1923 году его неожиданно отпустили на поруки легальным анархистам. После освобождения Виктор Белаш взялся за привычное дело – подпольную работу. Вёл пропаганду среди рабочих Харькова, организовывал стачки. В 1930 году был вновь арестован ОГПУ, дал обширные показания об антисоветском подполье и через два года освобождён. В последний раз его арестовали 16 декабря 1937 года. По одним сведениям – в Краснодаре, по другим – в том же Харькове. 24 января 1938 года он умер во время допроса. Реабилитирован в 1976 году.