Откровения Интерны

ИГОРЬ МАЛАХОВ

Бывает, одна брошенная кем-то фраза, небольшое известие переворачивают все твои представления о собственной жизни. Так произошло с ейчанкой Интерной Васильевной Аландаренко. Уже в пожилом возрасте она неожиданно узнала о том, что ее отцом является известный своей трагической судьбой маршал Блюхер.

Этот человек – пожалуй, самая загадочная фигура в довоенной истории СССР. Один из первых пяти советских маршалов. Первый кавалер орденов боевого Красного Знамени и Красной Звезды. Герой Гражданской войны – именно его дивизия, неся тяжелые потери, штурмовала в лоб укрепления Врангеля на Перекопе, пока другие части совершали победный бросок через Сиваш. В армии Блюхер пользовался непоколебимым авторитетом. Между тем этот человек-легенда был еще и «человеком без прошлого». До сих пор неизвестна его настоящая фамилия, ведь называл он себя именем знаменитого немецкого полководца начала девятнадцатого века - маршала Блюхера. Попытки разгадать тайну Блюхера советского предпринимались историками неоднократно. Выдвигались самые фантастические версии. Но загадка так и осталась загадкой. Вершиной славы маршала Блюхера стала кампания 1929 года. После нападения китайцев на Китайско-Восточную железную дорогу (КВЖД), принадлежащую Советскому Союзу, Дальневосточная армия под командованием Блюхера провела блестящую операцию против войск Чан Кай Ши. После этого была торжественная встреча маршала в Москве, ожидалось его назначение на один из высших постов в государстве, но… Именно в это время был раскрыт заговор председателя совнаркома РСФСР Сергея Сырцова. Не выдержали нервы у нескольких адекватных людей, находящихся у государственного руля, при виде того, как издеваются над крестьянами. Напомним, что именно тогда полным ходом шла коллективизация. Крестьян массово загоняли в колхозы, полностью отбирая у этих работяг плоды их труда. Буквально через пару лет такая политика привела к великому голоду. Уже в 1930 году это предвидели и пытались спасти ситуацию, но нашелся предатель. Лично Сталину Сергей Сырцов признался, что после переворота планировал передать руководство армией Василию Блюхеру. Знал ли маршал о заговоре, принимал ли в нем участие, так и осталось неизвестным, но доверие Сталина к своему полководцу было подорвано навсегда. Отправлять его на плаху вместе с остальными участниками заговора было опасно – слишком уж любили Блюхера в армии. Но дело Сырцова Сталин ему еще припомнит. Чуть позже. А пока усыпанного лаврами победителя китайцев отправили обратно на Дальний Восток, подальше от столицы....

Мать Интерны Васильевны – Агата Изотова – воспитывалась в детдоме. Затем училась на рабфаке, стала медсестрой широкого профиля, начала работать в военном госпитале Хабаровска. Она уже была замужем за Василием Шалухиным, когда неожиданно оказалась то ли в 1933, то ли в 1934 году прикомандированной к штабу командующего Дальневосточным округом. В это время в личной жизни женщины произошел надлом. Она серьезно поссорилась со своим мужем, от которого уже имела двоих дочерей. Ссора была настолько серьезной, что Агата Изотова ушла от Шалухина. Очевидно, нужна была смена окружающей обстановки. Помогла двоюродная сестра Мария, которая была портнихой семьи Блюхер, а ее муж – Иван Найденов – служил личным шофером маршала. Возможно, с их помощью Изотова стала медсестрой в штабном вагоне Василия Блюхера и сопровождала его в служебных поездках по всей стране, бывала с ним в Москве, Ленинграде, Киеве. Это продолжалось недолго. Вскоре женщина вернулась к мужу и у нее родилась дочь Интерна. Все бы ничего, мало ли где приходится работать людям. Но Василий Шалухин, трепетно относившийся к свои первым дочерям, до конца жизни терпеть не мог младшенькую. А однажды в кругу друзей вдруг обронил скупую фразу: «Я отбил Агату у Блюхера, ненавижу его». Впрочем, имя маршала в семье Шалухиных не принято было упоминать не только из-за возможной любовной интриги. Близость к маршалу Блюхеру с определенного времени стала опасной.

Летом 1938 года разразился советско-японский конфликт у озера Хасан. Мало того, что он произошел по вине наших пограничников. Они по ошибке командования заняли высотку на чужой территории, а после первой пролитой крови ее уже отстаивали ради воинской чести – не могли же наших солдат вышвырнуть, как провинившихся щенков из дома. Но так и получилось. Причем, по новейшим данным, советская сторона потеряла около девятисот человек убитыми, более двух тысяч ранеными. Потери японцев оказали втрое меньшими. Вскоре многие командиры Дальневосточного округа оказались репрессированы. Маршал Блюхер умер 9 ноября 1938 года в Лефортовской тюрьме от жестоких пыток. По приказу Сталина тело его личного врага в обстановке строгой секретности отвезли в Бутырку, где и сожгли в крематории. Лишь через четыре месяца (10 марта 1939 года) суд приговорил Блюхера к высшей мере наказания за «шпионаж в пользу Японии» и «участие в антисоветской организации правых и военном заговоре». Так в одном приговоре сплелись подозрение в участии маршала Блюхера в заговоре Сырцова и поражение на озере Хасан. Сталин умел быть последовательным. Армия промолчала, потрясенная страшными «разоблачениями», ведь вместе с Блюхером пали такие легенды, как Тухачевский, Якир, Корк и многие другие. По военным прошелся мощный каток репрессий. Армия была обезглавлена и деморализована...

Свидетельства о том, что она не родная дочь своему отцу, Интерна Васильевна собирала по крупицам из своей памяти и рассказов близких. Ее ненавидел дед – отец Василия Шалухина. Раз даже чуть не убил ударом молотка. Отец не общался с ней как с родной. К примеру, на руки, в отличие от старших сестер, никогда не брал, не играл с младшей, не баловал ее. В 1953 году, когда девушка собралась поступать в институт, отец не хотел давать денег на дорогу и проживание в далеком Краснодаре. И была случайно подслушанная фраза матери: «Я обещала ЕМУ, что она будет учиться». Денег отец так и не дал. Мать их высылала дочери тайком: «Только отцу об этом не говори». А еще, тяжело заболев однажды, она написала дочери письмо со странной просьбой: «Не забывай отца, ведь он тебя воспитывал». Зачем было нужно напоминать об этом именно нелюбимой отцом дочери? А когда Интерна Васильевна вышла замуж, то первенца своего приехала рожать к матери. Отец, и раньше ее недолюбливавший, теперь вообще сторонился, старался не бывать дома. А однажды в сердцах бросил матери: «Я еще ребенка ее должен воспитывать!» Многое из семейной тайны знал двоюродный брат Интерны Васильевны Виктор Изотов. Он первым и сообщил ей об отцовстве маршала в 1995 году. Но подробности такой истории по телефону не расскажешь и письму не доверишь. Прошло больше десяти лет, пока Интерна Васильевна собралась посетить Хабаровск. Двоюродный брат к тому времени уже умер.

Василий Блюхер был женат трижды. Первые две его жены – Галина Покровская и Галина Кольчугина – были расстреляны сразу же после гибели маршала. Видимо, Сталин очень торопился ликвидировать все, чего касался опальный полководец. Третьей жене Блюхера каким-то чудом удалось уцелеть. Глафира Безверхова получила «всего лишь» восемь лет исправительно-трудовых лагерей. Кроме официальных жен, биографы насчитывают у любвеобильного маршала как минимум двух любовниц. Известно, что у него было пять или шесть (по разным источникам) детей, в том числе и незаконнорожденных. Не все из них пережили время репрессий. Старшие также пропали во время великой сталинской чистки.

У Интерны Васильевны нет никаких доказательств того, что маршал Блюхер является ее отцом. Вообще эта история очень похожа на красивую легенду, как и вся жизнь знаменитого полководца. Источник этой легенды, сколь ни нащупывай, все время ускользает, скрывается в густом тумане прошлого. У Интерны Васильевны нет желания оказаться осененной ореолом «великости». Ей просто хочется раскрыть тайну своего рождения. Увы, она, скорее всего, так и останется тайной. Но вот любопытно. Не склонному к фантазиям и вычурности Василию Шалухину вряд ли пришло бы в голову назвать свою дочь столь революционным именем. Ведь «Интерна» происходит от «Интернационал». Зато герой Гражданской войны запросто мог это сделать. Хотя бы в память того времени, в котором родилась его боевая слава – с красным знаменем и под звуки «Интернационала». А еще в профиль Интерна Васильевна очень похожа на изображения маршала, который глядит на нас с фотографических карточек тех лет.