Четыре бронепоезда

ИГОРЬ МАЛАХОВ

Вклад в дело великой Победы, который внесли экипажи советских бронепоездов, еще не оценен потомками по достоинству. Десятки бронированных гигантов рейдировали по железным дорогам на всех фронтах Великой Отечественной и громили врага из своих орудий и пулеметов. Но именно эта страница героизма наших воинов до сих пор остается практически неизученной. Во время Великой Отечественной войны самые большие потери огромный парк советских бронепоездов понес в ходе битвы за Кавказ. В 1942 году во время летнего наступления немцев эти сухопутные броненосцы встречали врага на железнодорожных перегонах, останавливали его порой на несколько суток, попадали в окружение и геройски погибали, нанеся огромный урон противнику. Несколько советских бронепоездов защищали наш город.

В конце 1941 года новороссийские рабочие приняли решение построить своими силами и за собственные средства бронепоезд и подарить его нашей армии. Локомотивное депо отремонтировало мощный паровоз, вагоноремонтный завод установил броню и вооружение на паровоз и вагоны. Четыре орудия и пять пулеметов выделила новороссийская военно-морская база. Уже в январе бронепоезд получил экипаж, составленный из моряков, и боевое знамя. Командиром был назначен старший лейтенант Михаил Чечельницкий, комиссаром - старший политрук Борис Хавинсон. Последнего вскоре сменил политрук Петр Устинов. Михаила Чечельницкого можно было бы назвать легендой бронепоездников. Участник обороны Одессы, он командовал там бронепоездом, поддерживавшим действия кавалерийской дивизии. Во время эвакуации защитников города бронепоезд Чечельницкого до последнего сдерживал наседающего врага, прикрывая грузившиеся на корабли наши части, после чего был взорван.

Бронепоезд, построенный новороссийскими рабочими, поступил на вооружение Азовской военной флотилии и получил название: №10 «За Родину!». Вначале базировался в Приморско-Ахтарске и оборонял побережье Азовского моря. Но вскоре его перебросили к Азову. Здесь охранял не только морской берег, но и переправы через Дон. Экипаж бронепоезда №10 уничтожил несколько групп немецких диверсантов, 14 июля его зенитчики сбили первый вражеский самолет. Известны имена нескольких отличившихся бойцов и офицеров бронепоезда: командир бронеплощадки лейтенант И. Исаюк, комсорг бронепоезда Я.Ротошный. В боях погибли матросы Каплун и Чернявский, старшина Моисеенко. 27 июля 1942 года танковый корпус немцев нанес удар в стык двух советских армий, прорвал нашу оборону и ввышел в тыл наших войск. Вражеской авиации удалось повредить железнодорожные пути и сам бронепоезд, застывший на станции Азова. Экипаж принял бой. Противник потерял три самолета, много пехоты. Буквально в паре сотен метров от бронепоезда погиб ведший разведгруппу командир бронеплощадки №2 лейтенант Евгений Блажевич. В конце концов бронепоездники расстреляли весь боезапас, взорвали бронеплощадки и отошли на 661-ю батарею береговой обороны. В 1994 году в память того боя на вокзале Азова была установлена памятная доска. Шесть дней, вместе с гарнизоном 661-й батареи (командир - старший лейтенант Желудько), экипаж капитана Чечельницкого в полном окружении отражал атаки немцев. Затем на кораблях Азовской военной флотилии был переправлен в станицу Старощербиновскую, а после - в Ейск. Часть бойцов вместе с самим Михаилом Чечельницким пополнила экипаж еще одного бронепоезда Азовской флотилии - №6 «Смерть немецким оккупантам!». Остальные бойцы погибшего бронепоезда влились в состав ейского гарнизона.

Бронепоезд №6 также был построен в декабре 1941 года железнодорожниками паровозного депо станции Тимашевская. Это была очень мощная боевая единица. Его броня представляла собой не один стальной лист, как это было принято при строительстве бронепоездов, а два. Пространство в тридцать сантиметров между ними было заполнено железобетоном. Благодаря этой конструкции вагоны и бронеплощадки были практически неуязвимы для вражеских снарядов. Вооружение выделила Азовская военная флотилия, сняв пушки с погибших судов. Всего на бронепоезде были установлены два 76-мм и два 45-мм орудия, десять пулеметов. Из 140 членов экипажа 54 - добровольцы, рабочие тимашевского депо. Остальные - моряки Азовской флотилии. Известно, что среди мужчин воевала и представительница слабого пола: Валентина Карацуба. Она также работала на станции Тимашевская и служила на бронепоезде радисткой. Прошла вместе с его экипажем огонь и пламя, воевала под Ейском и Новороссийском. Первым командиром бронепоезда стал И.Кравченко, затем его сменил некий Шкирман. 29 декабря 1941 года новоиспеченный бронепоезд прибыл в Приморско-Ахтарск и получил задание нести патрульную службу на железнодорожном перегоне Ейск-Старощербиновская.

Бронепоезду «Смерть немецким оккупантам!» не раз пришлось отбивать налеты десятков немецких самолетов, пытавшихся бомбить тылы наших войск. Его зенитчики сбили два и повредили один бомбардировщик. Летом началось грандиозное наступление врага на Кавказ. Бронепоезд перебросили к станции Сосыка. Здесь его экипаж две недели отбивал воздушные и танковые атаки гитлеровцев. 5 августа военный совет Северо-Кавказского фронта принял решение эвакуировать военно-морские базы Ейск и Приморско-Ахтарск. В противном случае большой группировке наших войск грозило окружение и полное уничтожение: свежая 13-я танковая немецкая дивизия и моторизованная дивизия СС «Викинг» прорвали нашу оборону и развивали наступление через Армавир. Взорвав военные объекты, наши части из Ейска и Приморско-Ахтарска должны были отойти к Темрюку и организовать там оборону. Командир бронепоезда №6 Шкирман не выполнил приказ, взрывать его не стал и отправился на прорыв из Ейска через Староминскую, Тимашевск, Славянскую и Крымскую. Он привел свой броненосец в Новороссийск и, вместо благодарности за спасение техники, был отдан под суд вместе со своим комиссаром Ратнером «за разложение личного состава и трусость, проявленную при отходе из Ейска до Новороссийска». (Цитата - из статьи С.Санеева «Бронепоезда в обороне Новороссийска», опубликованной в журнале «Локотранс»). Командовать бронепоездом назначили Михаила Чечельницкого.

В Новороссийске бронепоезда №6 и №751 (о нём речь пойдёт чуть позже) объединили в один бронедивизион, который возглавил вскоре капитан Чечельницкий. Он подчинялся непосредственно начальнику артиллерии Новороссийского оборонительного района (НОР) полковнику Горбунову. Свое первое задание, находясь в составе НОР, бронепоезд «Смерть немецким оккупантам!» получил в ночь на 21 августа. Его отправили поддерживать артогнем 77-ю стрелковую дивизию. Затем он прикрывал отход 103-й курсантской и 83-й морской бригад на новые позиции, защищал тоннели, в которых находились поезд и штаб командующего НОР генерал-майора Котова. Немцы постоянно усиливали нажим на советские части, обороняющие Новороссийск. Силы защитников города таяли, пополнений не было. Немцы же вводили все новые части, их атаки поддерживались танками. Благодаря развитой железнодорожной системе вокруг и внутри этого города-порта бронепоезда всегда появлялись неожиданно и в самом необходимом для обороны месте. Дни и ночи боев сменялись лихорадочными ремонтными работами в депо или на вагоноремонтном заводе. Затем бронепоезда вновь шли в бой. Известно, что только бронепоезд №6 во время обороны Новороссийска уничтожил около двух десятков немецких танков и более пятисот вражеских солдат.

С начала сентября началась агония обороны. 3 сентября бронедивизион Чечельницкого вел огонь прямой наводкой от цементного завода «Победа Октября», но уже 5-го пришлось покинуть эту позицию, взорвав станцию Гайдук. 6 сентября немцы перерезали дорогу Неберджай-Новороссийск, вечером 7 сентября начались бои в самом Новороссийске - за железнодорожный вокзал, порт, завод «Красный двигатель». Оборонительный район оказался разорванным на две части, как и бронедивизион Чечельницкого. В эти последние для обороны города дни огневая поддержка бронепоездов для наших слабеющих частей часто была просто спасительной, ведь многие батареи были уже взорваны из-за неимения снарядов. 9 сентября противник перешел в решающее наступление, а в ночь на 10-е началась эвакуация защитников Новороссийска. Ее до последнего прикрывал бронепоезд «Народный мститель». Где-то в эти дни бронепоезд №6 «Смерть немецким оккупантам!» был уничтожен по приказу командующего артиллерией НОР. Противник так и не смог вывести его из строя, но и прорываться было уже некуда. Орудия бронепоезда сделали последние выстрелы по врагу, исчерпав весь свой боезапас. После этого бронеплощадки были взорваны. Оставшиеся в живых члены экипажа бронепоезда не смогли пробиться к месту эвакуации гарнизона НОР и через перевал пешком переправились в Геленджик. После освобождения Новороссийска паровоз бронепоезда №6 был отремонтирован, с него сняли броню и еще долгое время после войны он водил грузовые поезда между Новороссийском и Краснодаром.

Кроме бронепоездов Азовской военной флотилии, под Ейском воевал ещё целый бронедивизион. Бронепоезда №53 и №751 «Свердловский железнодорожник» появились под Ейском в марте 1942 года. Из них был сформирован 16-й отдельный дивизион бронепоездов (ОДБП). Усиление охраны железнодорожных путей в этом районе весной 42-го превратилось для нашей армии в жизненную необходимость. В то время полным ходом шло укрепление береговой обороны Азовского побережья. Ради обеспечения Ейской военно-морской базы сюда шли эшелон за эшелоном с военными грузами. Естественно, немцы всеми силами старались помешать этому. Одного бронепоезда Азовской военной флотилии не хватало, чтобы обеспечить противовоздушную оборону железной дороги. Появление под Ейском 16-го ОДБП в корне изменило ситуацию. Дивизион охранял железнодорожные перегоны Ейск - Сосыка и Тимашевская - Староминская. Огромное расстояние! Каждый день один из бронепоездов сопровождал воинские эшелоны, и задачу свою экипажи выполнили с честью. Известно, что немецким бомбардировщикам ни разу не удалось повредить состав, который сопровождал бронепоезд, - настолько сильный заградительный огонь выстраивали его зенитчики. Вражеским самолетам приходилось сбрасывать свой смертельный груз беспорядочно и убираться восвояси. Чуть позже немцы изменили тактику нападения, стараясь разбомбить станционные стрелки и железнодорожное полотно. В случае удачи можно было бы легко уничтожить обездвиженные вагоны с ценными грузами и бронепоезда. Тогда воинские эшелоны стала сопровождать целая кавалькада из двух бронепоездов и восстановительного поезда. Если бомба разрывалась на путях, бригада ремонтников тут же бросалась с инструментами к месту повреждения. Зенитчики бронепоездов тем временем успевали и прикрывать работу железнодорожников, и отгонять немецкие самолеты от застывших на месте эшелонов.

Бронепоезд №53 был построен на Брянском заводе еще до войны - в середине тридцатых годов. Он состоял из бронированного паровоза и двух бронеплощадок. Каждая из них имела по две башни с трехдюймовыми морскими орудиями Путиловского завода и по четыре пулемета «Максим» с каждого борта. На паровозе была установлена счетверенная зенитная установка из тех же «Максимов». Вначале этот бронепоезд базировался в Грузии, в районе Тбилиси. На четвертый день войны под командованием капитана Джахиева и политрука Полюсука его направили на Западный фронт. Последовали пять месяцев непрерывных боев. 22-23 ноября экипаж бронепоезда выдержал тяжелейший поединок с немецкими танками под Солнечногорском. Бойцы не дали противнику перерезать Ленинградское шоссе, по которому отходили массы наших войск. Сам бронепоезд получил три десятка крупных и более сотни небольших пробоин. После ремонта участвовал в советском контрнаступлении под Москвой, а затем получил направление на Кубань.

Бронепоезд №751 «Свердловский железнодорожник» был построен в феврале 1942 года рабочими паровозного депо станции «Свердловск - Пассажирская». Четыре его бронеплощадки имели по одной башне с 76-мм орудием и по два пулемета с каждого борта. Комиссаром стал политрук Федор Бондарев, а командовать назначили старшего лейтенанта Поддубного. Знаковая фамилия для командира бронепоезда, защищавшего родину знаменитого спортсмена.

С началом летнего наступления немцев на Кавказ оба бронепоезда 16-го ОДБП поддерживали контратаки наших кавалерийских частей. Вначале - 15-й кавдивизии под станицей Староминской, затем - знаменитую атаку наших конников под станицей Кущевской. Сохранилось небольшое воспоминание помощника машиниста бронепоезда «Свердловский железнодорожник» С.Рылова об одном бое, который пришлось выдержать экипажу уже под Краснодаром. По этому описанию можно составить представление о том, как обычно действовали бронепоезда, и в чем была ценность этой грозной техники: «Однажды из штаба дивизии поступил приказ: рассеять скопление вражеских войск на противоположном берегу Кубани. Офицер разведки отправился на дрезине к реке. Вскоре он доложил, что немцы наводят через Кубань понтонный мост. Бронепоезд «Свердловский железнодорожник» подошел к реке. Переправа была готова, и по мосту с осторожностью двигались танки с десантом. Бронепоезд рывком выдвинулся из-за укрытия. По бронеплощадкам прозвучала команда: «Первой площадке уничтожить головной танк! Остальным бить по переправе!» От первых выстрелов мост в нескольких местах разрушился. Пять танков, бывших на нем, опрокинулись в воду и затонули. Передний танк, взбиравшийся на берег, тоже был подбит. Внезапный налет на переправу длился четыре минуты. Бронепоезд отошел от переправы и, выбрав удобную позицию, остановился. Командир связался с полковым наблюдательным постом и запросил новые координаты. Снаряд за снарядом выпускал бронепоезд. От непрерывной стрельбы дрожали бронеплощадки. Свободные расчеты пулеметчиков помогали артиллеристам. Очевидцы с наблюдательного пункта рассказывали впоследствии, какое страшное зрелище представлял собой противоположный берег. Там рвались и горели бензовозы, машины с боеприпасами. Солдаты в панике, спасаясь от осколков, лезли в воду...»

Бронепоезд №53, по воспоминаниям оставшихся в живых членов его экипажа, беспрестанно отбивал воздушные атаки. На станции Кущевской он отразил два немецких массированных налета. Это повторялось затем в Тимашевской, Тихорецкой, Кавказской. В августе под станицей Брюховецкой в бронепоезд попала немецкая бомба. Среди членов экипажа были убитые и раненые. Искалеченные бронеплощадки оттащили в Новороссийск, пытались отремонтировать. Когда немцы подобрались к станции «Тоннельная», героический бронепоезд пришлось взорвать.

Бронепоезд «Свердловский железнодорожник» активно защищал Новороссийск, поддерживал своим огнем нашу морскую пехоту и стрелковые батальоны. Во время агонии Новороссийского оборонительного района бронепоезд был оттеснен штурмующим город врагом в район порта. 7 сентября экипаж взорвал паровоз и бронеплощадки и ушел в горы. Однако сохранились свидетельства бывших защитников Новоросийска о том, что бронепоезд продолжал воевать еще несколько дней, после того как его покинула команда. Самое подробное описание этого боя имеется в воспоминаниях начальника штаба 1-го батальона 83-й бригады морской пехоты И.Жернового. Одна из рот батальона 7 сентября отходила с боями к заводу «Красный двигатель», расположенному в районе порта. Здесь моряки обнаружили брошенный бронепоезд. Паровоз был взорван, одну из бронеплощадок сорвало с рельсов. К командиру роты А.Тарановскому подошел замковый с бронепоезда по фамилии Коваль. Командир велел ему закопать замки с орудий. Пока боец выполнял приказ, его товарищи уже ушли. С помощью Коваля одну из пушек привели в рабочее состояние. Один из морских пехотинцев - командир взвода младший политрук Лукашов - ранее служил на подводной лодке артиллеристом. Наблюдательный пункт для управления стрельбой устроили на одном из заводских строений. 9 сентября бронепоезд вновь открыл огонь. Моряки уничтожили три немецких танка, два автомашины с пехотой. Через несколько дней Лукашова сменил лейтенант Ефименко. Под его командованием снарядами с бронепоезда было уничтожено еще несколько танков, большое число пехотинцев. Снаряды закончились лишь 14 сентября. Новых взять было негде, и моряки с сожалением покинули удобную позицию. На следующий день после их отхода «Свердловский железнодорожник», этот последний бронепоезд новороссийской обороны, был с остервенением добит немцами с помощью артиллерии и авиации.