Его называли Сом

ИГОРЬ МАЛАХОВ

О Владимире Васильевиче Самсонове, имя которого носит ейский краеведческий музей, писали немного. Имеется несколько более или менее коротких газетных статей да два небольших очерка, написанных в разное время Игорем Белоконенко и Аллой Годлевской. Исследователей, очевидно, отпугивала противоречивость натуры этого человека и все неразрешимо-загадочное, что до сих пор нагромождается вокруг его имени. Споры кипят вокруг многих фактов его биографииначиная от рождения и кончая смертью. Владимира Самсонова с полным правом можно назвать самой загадочной личностью в ейской истории.

Первая тайна Самсонова касается его происхождения. Упорно ходит неизвестно на чем основанный слух о том, что его отец был генералом царской армии. Имя генерала Александра Самсонова в России было хорошо известно: лихой кавалерист, участник русско-японской войны, наказной атаман Донского казачьего войска, кавалер многих российских и иностранных орденов и честнейший человек. С началом Первой Мировой войны назначен командующим 2-й армией Северо-западного фронта, которая с первых же дней войны повела наступление в Восточной Пруссии. Армия была окружена и разгромлена. Вины командующего в этом нет: плохо подготовленное наступление велось из союзнического долга, в целях оттягивания немецких войск от гибнущего Парижа. Тем не менее, генерал Самсонов в окружении застрелился. Величественный образ.

Однако, кроме единства фамилии, в России не редкой, и того факта, что у погибшего генерала был сын по имени Владимир, ничего объединяющего его с нашим ейчанином не обнаружено до сих пор. Алла Годлевская озвучила, правда, еще одну версию: отец-то генерал, но погиб во время беспорядков в Ейске в 1905 году. Никакой критики это не выдерживаетгенералов Самсоновых в России пачками не разводили и таковой известен только один. Да и дети дворян беспризорниками не бегали.

Мне лично кажется правдоподобной следующая версия. Владимир Самсонов, родившийся в Ейске и очень рано потерявший родителей, был принят в семью учителя из станицы Шкуринской. Приемный отец был, ко всему прочему, заядлым охотником. Именно от него получил Самсонов тягу к знаниям и любовь к природе. По свидетельствам многих людей, знавших Самсонова, это был человек необыкновенной интеллигентности и много знающий. Именно это, очевидно, и послужило толчком к рождению легенды о генерале-отце.

В 1920 году Самсонов заканчивает ейское реальное училище. Работал моряком, пожарным, пекарем. Писал стихи. Правда, очень плохие. В 1922 году – неожиданный зигзаг судьбы. Самсонов вступает в ЧОН. Части особого назначения были главным орудием политики “изъятия излишков”. Они занимались сбором продналога и боролись с “бандами кулаков”, т.е. с крестьянами, выступающими против практически полного изъятия у них зерна и других сельхозпродуктов. Чоновцы действовали крайне жестоко – в “излишки” очень часто попадало и то, чем должна была просто питаться семья крестьянина. “Самсонов не любил вспоминать об этом”, - говорит воспитанник нашего героя Юрий Коротков. Не любил вспоминать о том, чему был свидетелем или о том, в чем участвовал? Чем-то Владимир Самсонов напоминает Аркадия Гайдара. Знаменитый детский писатель, автор нежной “Голубой чашки”, был в начале двадцатых командиром ЧОНа и жесточайшим расстрельщиком.

Воспитанники Владимира Самсонова усиленно доказывают, что он был первым директором ейского краеведческого музея. Долгое время так и считалось, пока краевед Инна Чага не доказала обратное. Ейский музей был основан в начале двадцатых годов, а первым его директором стал выпускник Санкт-Петербургского университета Владимир Струтинский. Говорят, что после него директорствовал некий Блошков. Есть сведения о существовании до революции в Ейске музея, на основе которого и был открыт краеведческий музей уже в советское время. У того музея, очевидно, тоже были свои директора. Таким образом, Самсонов, ставший директором в сентябре 1929 года, был отнюдь не первым. Но главное не в том, кто был первым, а в том, кто больше сделал. Ейский историко-краеведческий музей с полным правом носит имя Самсонова. Никто, наверное, не мог сделать для него больше, создав музейную коллекцию дважды! Один раз – в тридцатые годы, т.к. до Самсонова музей влачил жалкое существование. Второй – после войны, когда от прежнего музея не осталось почти ничего.

Во время войны Самсонов вступает в ейский истребительный отряд НКВД. Участвует в обороне города, затем – в боях под Новоросийском. Контужен. Демобилизован. Вкернулся в Ейск после его освобождения. Ейский краевед Жаннета Попова обнаружила в городском архиве любопытные сведения. Первым послевоенным директором музея была Тина Владимировна Довитая. С февраля 1944 года Самсонов совмещает с ней должность директора, а в 1945 году был откомандирован на курсы наркомпроса. После – работу в музее совмещает с преподаванием истории в средней школе № 51. До сих пор его послевоенные ученики с гордостью говорят о том, что их учителем был Сом, как они называли Самсонова. Раиса Крыловец: “Хорошо эрудированный человек, много об истории Ейска знал. Тогда это все свежо было – многие купеческие дома еще стояли, улицы только недавно свои старинные названия на новые поменяли. В походы за город нас водил. Шустрый, маленький, худощавый и... смешной. Не такой, как все, а на преподавателя вообще похож не был”. Не работа Самсонова в музее в основном запомнилась людям, а его общение с детьми, его знание истории родного края и, конечно же, походы. Водил ребят в Александровский лес, под Геленджик, к Глафировке, Шабельску, Молчановке. Все – пешком, на подножном корму. Питание в походах давали ружье Самсонова и дружба с рыбаками. Кое-какие продукты покупал он сам. Любил дарить конфеты. Особое внимание уделял детям, отцы которых погибли на фронте. О быте и привычках своего учителя вспоминает Юрий Коротков: “Железная кровать, на стене – ружье и охотничий нож. Две маленькие гантели. Тумбочка, как в больнице. На полу стопками – книги. Больше в его комнате ничего не было. Дверь никогда не запирал. Не пил спиртное, зато очень любил молоко. Как-то у меня на глазах одним махом трехлитровый баллон молока выпил. Курил только ночью, при детях – никогда”.

Многие судьбы воспитанников Владимира Самсонова сложились именно благодаря его влиянию. Жаннета Попова, к примеру, поступила на геолого-географический факультет Ростовского университета. Поясняет это так: “Без походов жить уже не могла”. Коротко отношения между Самсоновым и его учениками можно охарактеризовать одним словом: игра. Он играл, и в то же время воспитывал, учил. Алла Годлевская: “Иосиф Бродский говорил, что честно было бы признать человека плохим по существу, и задача государства – создать условия, чтобы проявление этих качеств не имело для общества губительных последствий. Самсонов подошел к решению этой сверхзадачи. Он воспитывал членов общества как Учитель, Друг, Человек. Его кружковцы сохранили память о нем...»

Владимир Самсонов умер в 1964 году. Врач поставил страшный диагноз: рак. “Я виделся с Сомом за день до его смерти, - рассказывает Юрий Коротков. - Уже потом, вспоминая, как он вел себя при этой встрече, я понял – он прощался. Перед смертью он навестил многих своих воспитанников”. Через несколько лет “самсоновцы” за свой счет поставили на могиле Самсонова памятник. На обратной стороне его была доска со стихотворением Юрия Криворотова:

“Не вернуть нам годы у родной природы, Ни костры походные в голубых дымах. Но храним мы вечно облик человечный, Ставший нашим факелом в молодых умах”. Говорю “была” потому, что доска эта более не существует. В эпоху повсеместного поиска металлолома некие вандалы сорвали ее с памятника.. Вот уж действительно, главное свойство человеческой памяти - забывать.