Сказания станичных дедов

ИГОРЬ МАЛАХОВ

История казачьей станицы Камышеватской скрывается в далеком прошлом. Считается, что она основана в 1848 году, но еще до переселения черноморских казаков на Кубань, на том месте, где сейчас находится станица, поселились беглые крестьяне из Малороссии, основавшие рыбачий поселок. Потомки многих первопоселенцев до сих пор живут в Камышеватской.

В ейском архиве имеется любопытный документ: общая тетрадь, исписанная мелким забористым почерком. Автор рукописи С.Р.Олейников попытался воссоздать историю станицы от самых первых дней появления на ее месте оседлых жителей. «Я сразу оговариваюсь, - пишет он, - что документальных следов об истории нашей станицы ничего не сохранилось по случаю революционного периода 1917 года, где за этот период все ушло в область предания, что разграблено местным населением, что сожжено нерадеями». Неизвестный доселе краевед в шестидесятые годы прошлого столетия беседовал со многими стариками-станичниками - последними хранителями народной памяти, еще помнившими рассказы своих дедов о старине.

Этот человек пришел однажды в ейский историко-краеведческий музей и отдал свою рукопись одному из его сотрудников. Больше автора рукописи в музее не видели. Как рассказала бывший работник музея Инна Чага, тот сотрудник, полистав тетрадь, бросил ее в мусорную корзину со словами: «Мало ли, что можно написать». Чага пожалела труд человека и забрала тетрадь домой. «Мне показалось вполне достоверным то, что в ней написано», - говорит она. Когда Инна Леонидовна передала ейскому архиву свою богатую коллекцию исторических документов, среди них оказалась и тетрадь Олейникова.

О ранней истории станицы Камышеватской нам известно очень немного. Вскоре после переселения черноморских казаков на Кубань и первичного обустройства станиц, куренные атаманы стали объезжать свои владения. Так в 1798 году щербиновский атаман обнаружил на азовском побережье рыбацкий поселок Камышевый, основанный около 1774 года беглыми крестьянами из Малороссии. Он был приписан к казачьему округу, а население стало официально значиться жителями куреня Камышеватского. В 1848 году он стал станицей, при въезде в которую сейчас красуется именно эта дата.

Что же особенного рассказали станичные деды Олейникову? Краеведу удалось добыть бесценные сведения о том, кто первым пришел к берегу, покрытому пресловутыми камышами, и решил остаться здесь навсегда. В своем сочинении автору удалось с большой долей вероятности показать, как жили люди на новом месте, и каким образом рос и развивался поселок, превратившийся впоследствии в огромную казачью станицу. Рукопись Олейникова вполне может использоваться учителями и библиотекарями станицы Камышеватской для популяризации истории малой родины. Ее читатели, особенно дети, с удивлением узнают, что два с половиной века назад их родные берега буквально кишели осетрами, которых можно было убить дубинкой. А раскинувшиеся вокруг их станицы поля ранее были бескрайней степью, в которой водились тучи птиц, которых, как при игре в городки, пришельцы просто сбивали палками. Так и жили - между изобилием моря и богатством степи. К этому добавились целые стада коров и табуны лошадей, который бродили бесхозными после того, как суворовские войска изгнали отсюда ногайцев. Первыми, как гласит рукопись Олейникова, здесь появили две семьи, бежавшие от своих малороссийских помещиков: Федор Дейнега с беременной женой и двумя младшими братьями и Савелий Бурлака с женой и братом. Вскоре к ним присоединились Иван Чапурка и некий Сема, бежавшие с харьковщины. Затем - Селивко Горобец, некий Лисовой и бывший церковный дьячок из Подмосковья Филат Иванов. Подтягивались и другие люди: Подставка, Ченчиковский и др. Кто-то приходил с семьями, кто-то - один или с другом. Принимали всех, ведь рабочие руки были крайне необходимы. Рыли землянки, били птицу, ловили рыбу, приручали пойманных в степи лошадей и коров. Наладили связи с внешним миром и уже возили на продажу рыбу и шкуры. Первые поселенцы, бежав от помещичьего гнета, а теперь разбогатев, сами уже стали набирать батраков из тех, кто прибыл на это место позже. Вскоре здесь возникло поселение, насчитывающее около двухсот жителей. А название оно получило, как это обычно бывает, случайно - благодаря обилию камыша, росшего вдоль берегов. «Уже про него всюду узнали, земля слухом полнится и один от другого узнают, что на этом берегу очень надежно доставать рыбу, на которой можно иметь хороший барыш, - пишет Олейников. - Ну и пошли парусники его разыскивать. Однажды один из приезжих моряков поинтересовался у местного жителя: «Скажите пожалуйста, а как этот промысел называется?» Тот подумал и ответил: «Да камышовый!» Ну он и надолго остался камышовым».

Подробно рассказал Олейников и о том, что произошло после того, как щербиновский атаман Лысенко во время объезда своих земель неожиданно наткнулся на этот рыбачий поселок. Бывшие крепостные крестьяне к этому времени по-хозяйски расположились в приазовской степи, даже отстроив вокруг поселка ряд небольших хуторков. Всех обнаруженных жителей решено было принять в ряды черноморского казачества, которое только начало осваивать кубанские земли. Первым атаманом Камышеватского куреня, согласно воспоминаниям станичных старожилов, стал Федор Дейнега, казначеем - Сема, а писарем - бывший дьячок Иванов, единственный грамотный человек в поселке. Через некоторое время место атамана занял Ченчиковский, его сменил Поставка. Рукопись краеведа рисует живую картину того, как налаживалась жизнь куреня, как строились дороги, церковь, как происходил раскол в среде поселенцев, которые очень быстро разделились на богатых и бедных.

Насколько правдоподобно описанное Олейниковым? Скорее всего, не обошлось без налета легендарности. Ведь это присуще любой общности людей: первобытному племени, высокоразвитому народу или населению какого-то города, поселка, деревни. Легенды об отцах-основателях создавались всегда. Но надо думать, что во многом народная память оказалась правдивой. В ейском архиве сохранились очень ранние церковные метрические книги, в которых фамилии первопоселенцев, указанные в тетради Олейникова, встречаются чуть ли не на каждом листе. А вот мнение камышеватского фермера Сергея Федько, который взялся сделать перевод рукописи, насыщенной специфическими выражениями из кубанской «мовы», на русский литературный язык. «Конечно, не обошлось без легкого вымысла и приукрашивания, - считает он, - но в основном все описано верно. Думаю, так все и было». Этот молодой человек, ранее совсем не интересовавшийся историей, после работы над рукописью буквально загорелся поиском своих корней. Да и было отчего, ведь в тетради Олейникова упомянуто имя одного из его предков по материнской линии.

В заключение хотелось бы сказать кое-что о потомках тех, чьими усилиями создавалась станица Камышеватская. Фамилии эти не канули в Лету. И сейчас в станице живут и работают Лисовые, Ченчиковские, Горобцы и Бурлаки. А кто не знает фамилии председателя ейской торгово-промышленной палаты? Если же заглянуть на известный сайт Интернета «obd-memorial.ru», на котором опубликованы фамилии многих погибших солдат Великой Отечественной, судьбы которых ранее не были известны, и запросить данные по станице Камышеватской, то в длинном списке павших героев вы найдете те же фамилии. Они защищали свою Родину, они же работают для нее. И надо помнить об этом. Так осуществляется связь поколений.