Слово о Мове

ИГОРЬ МАЛАХОВ

Девять лет своей жизни поэт и прозаик Василий Мова отдал Ейску, создав здесь наиболее значительные свои произведения. Он родился в 1842 году на хуторе Сладкий Лиман под станицей Новодеревянковской. Окончив Екатеринодарскую войсковую гимназию, поступил на филологический факультет Харьковского университета. Проучившись там два года, перешел на юридический факультет, который с успехом и окончил. Работал присяжным поверенным в Екатеринодаре, судебным следователем в Усть-Лабинске. Пиком его карьеры стала служба в качестве мирового судьи в городе Ейске с 1876 по 1885 годы.

Литературой Василий Мова начал заниматься еще во время своей учебы в гимназии. Писал на украинском языке стихи и рассказы, но вот с печатью не везло. Редкие публикации выходили под псевдонимом Лиманский. Ейский период жизни оказался самым плодотворным для Василия Мовы как литератора. Именно здесь он создает самые значительные свои произведения: поэму “В степи”, драму “Старое гнездо и молодые птицы”, большое количество произведений малого жанра (стихотворения, рассказы). Некоторое из его творчества, к сожалению, не найдено до сих пор. Только известно о существовании, к примеру, его цикла очерков “Записки мирового судьи”.

Василий Мова считается признанным классиком украинской литературы девятнадцатого века. Но вот мнение его биографа В. Чумаченко: “Писал он на том языке, на котором говорили его герои – на необыкновенной, гибкой, цветистой и удивительно изобретательной на всевозможные “выгинасы” кубанской мове. Из-за этого драму “Старое гнездо и молодые птицы” невозможно перевести на современный русский язык, в котором при всем желании не найти соответствия множеству использованных в ней чисто кубанских слов, пословиц и поговорок. Поэтому пьесу приходится читать в оригинале...”

Почему наш город оказался благодатным для творчества литератора? Ейск во второй половине 19-го века был вторым по значению культурным центром края. Сюда из Екатеринодара была переведена войсковая гимназия, преподаватели которой составляли основу местной духовной элиты. Здесь же было много старых университетских знакомых Мовы: врачи, юристы, учителя. В Ейске он познакомился с местным поэтом Иваном Подушкой, у которого к тому времени был уже издан собственный сборник стихотворений. Короче говоря, в Ейске литератор оказался в довольно значительном интеллектуальном окружении. Немаловажное значение возымело и изменение в личной жизни: женитьба на сестре известного кубанского генерала Надежде Кокунько.

Несмотря на творческий взлет, все попытки опубликовать свои самые значительные произведения терпели крах. Неудачи преследовали и в служебной деятельности. Собственная принципиальность послужила причиной того, что отношения с властями год от года все более портились. В 1880 году начальник Кубанской области Кармалин во время выборов председателя ейского съезда мировых судей высказал свое мнение не в пользу Мовы: “Он не сумел удержаться с достоинством на высоте своего призвания и утратил всякое уважение со стороны благомыслящих граждан”. Докладная записка об этом была подана для рассмотрения начальнику главного управления кавказского наместника. К началу 1885 года незаслуженных обвинений накопилось столько, что судье-литератору пришлось покинуть Ейск и вернуться в Екатеринодар на более низкую должность.

Василий Мова умер 1 июня 1891 года от воспаления легких. Лишь в некрологе ставропольской газеты “Северный Кавказ” читатели узнали имя автора, публиковавшегося под псевдонимом Лиманского, и только после смерти его книги стали выходить в России, Украине, Германии, США. Ейский краевед Геннадий Климентьев в своей книге “С любовью о Ейске” посетовал, что имя Василия Мовы незаслуженно забыто. Думаю, вряд ли наш современный читатель способен “переварить” художественные произведения, написанные украинским алфавитом и изобилующие “непереводимыми” оборотами старокубанской речи. Однако помнить, что имя Василия Мовы неразрывно связано с нашим городом, необходимо.