Художник, гражданин, воин

ИГОРЬ МАЛАХОВ

Выходец из ейской купеческой семьи Леонид Сологуб был известен в России начала двадцатого века как талантливый живописец, интересный скульптор, подающий надежды архитектор. Он воевал на фронтах Первой мировой. Затем, не приняв идеи большевизма, отправился в эмиграцию. За рубежом почитался как один из крупнейших русских художников. На родине же Леонид Сологуб стал практически неизвестен.

Он был потомком ейского первопоселенца. В 1850 году в только что основанный на берегу Азовского моря город прибыл из Харьковской губернии Терентий Салогуб. Он поселился на Михайловской улице (ныне Карла Либкнехта) и в следующем году был занесен в списки купцов третьей гильдии. Любопытно, что еще одна «о» и прочтение фамилии как «Сологуб» появились у представителей этой семьи лишь с начала двадцатого столетия. Роман Салогуб - отец Леонида - числился уже во второй гильдии и мог считаться человеком весьма состоятельным. Он владел солидным кирпичным домом стоимостью в десять тысяч рублей. А в третьем томе Кубанского сборника (1894 г.) в статье «Земли частного владения лиц войскового сословия в Ейском отделе Кубанского казачьего войска» мы читаем, что Роман Салогуб владел землями в станицах Камышеватской (166 десятин), Должанской (79 десятин), Ясенской (152 десятины). Своего сына Леонида он отправил учиться в престижное учебное заведение - Московскую практическую академию коммерческих наук. Тем временем семья Салогубов переезжает из Ейска в Екатеринодар. Очевидно, постоянного присутствия в областном центре требовала активная предпринимательская деятельность отца, энергия которого выплескивалась за рамки небольшого портового города. Казалось, судьба Леонида Сологуба предрешена, но он сам вдруг резко ее изменил.

Роман Салогуб оказался хорошим отцом. Он понимал, что каждый человек должен искать свою колею в жизни. Уступив просьбам сына, он разрешил ему оставить учебу в академии коммерческих наук и перевел его в известное Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Окончив это учебное заведение, Леонид Сологуб поступил в класс знаменитого Леонтия Бенуа, действующий на архитектурном отделении Императорской академии художеств в Санкт-Петербурге. Хорошее семя, попав в благодатную почву, начало стремительно развиваться. В 1909 году (за год до окончания питерской академии!) Леонид Сологуб получил первую премию за проект здания купеческого банка в Харькове. В 1910 году он участвует в первой выставке авангардистов «Бубновый валет». Круг его общения интересен: уже известные художники Ларионов, Кончаловский, кубофутуристы Бурлюк, Малевич, Гончарова, Лентулов. Но от идей авангарда Леонид Сологуб очень быстро отошел - он искал собственное «я» в искусстве. И достаточно удачно. Были отмечены премиями его совместные со скульпторами Лавровым и Лишевым проекты памятников императору Александру II и императрице Марии Федоровне. В 1912 году при своей мастерской молодой, но уже известный художник основал объединение живописцев, архитекторов и скульпторов «Мастерская трех искусств». Цель была объявлена грандиозная: объединение творческих усилий представителей трех искусств в единое целое при строительстве различных зданий. Вполне логично, что далее свои помыслы Леонид Сологуб обращает к архитектуре. По его проектам строятся гвардейские казармы в Стрельне, памятник артиллеристам батарейной роты на Шевардинском редуте Бородинского поля, санаторий для художников в местечке Мариоки. Не забывает и скульптуру: Сологуб получает первую премию за проект памятника в честь 300-летия правящего дома Романовых, который должны были установить в Костроме. Правда, изготовление памятника все-таки поручили скульпторам, получившим вторую премию.

С началом Первой мировой Леонид Сологуб стал вольноопределяющимся первой батареи лейб-гвардии стрелкового артиллерийского дивизиона. Служил он вместе со своим другом Александром Степановым - будущим автором знаменитой дилогии, включающей в себя романы «Порт Артур» и «Семья Звонаревых». В последнем есть такой персонаж: прапорщик-артиллерист Сологубенко, который чуть не был разжалован в рядовые. За то, что опубликовал портрет Гришки Распутина, нарисовав его в неприглядном виде. Прапорщик Сологубенко - копия реального Леонида Сологуба и вполне возможно, что история с портретом всесильного временщика Распутина также вполне реальна.

13 февраля 1915 года произошел тот знаменательный бой, после которого военная карьера Сологуба пошла вверх. Будучи наблюдателем, он под сильным обстрелом тяжелых орудий противника смог обеспечить непрерывный огонь наших орудий. Вражеская атака была отбита, а Леонид Сологуб был награжден Георгиевским крестом 4-й степени. Вскоре его произвели в прапорщики, затем в подпоручики. Его часть участвовала во многих крупных операциях русской армии: Люблинской (1914), Варшавско-Ивангородской (1914), Ченстохово-Краковской (1914), Ковельской (1916), Галицийской (1917). Видимо, офицер Сологуб воевал доблестно, т.к. войну закончил штабс-капитаном.

И на фронте Леонид Сологуб не расставался с любимым делом. Его зарисовки, сделанные в промежутках между боями, публиковались в журнале «Нива», затем послужили основой для выставки «На войне», открывшейся в петроградской академии художеств в декабре 1916 года. Сологуба-баталиста сравнивали с самим Верещагиным!

После революции Леонид Сологуб пробыл в Москве до лета 1918 года. Сотрудничал с известнейшим впоследствии советским архитектором Щусевым. Работал в муниципальном строительном комитете при московском совдепе. Но очень быстро понял, что большевизм и свобода духа не имеют между собой ничего общего, и что диктатура пролетариата губительна для идей русской интеллигенции. И тогда художник принял еще одно важное решение, круто изменившее его жизнь. О том, какой выход нашел для себя Леонид Сологуб, есть разные мнения. Исследователь Марина Черносвитова считает, что, женившись, он отправился в кругосветное свадебное путешествие. Отстранившись от потрясений, которые испытывала родина, художник посетил Урал, Алтай, Сибирь, затем отправился в Китай, Японию, Индию. Путешествие закончилось в Италии и Греции. Потомок художника Кирилл Сологуб, долгое время занимавшийся поиском сведений о своем знаменитом предке, считает, что Леонид Сологуб из Москвы перебрался в Екатеринодар. Здесь жила его семья, сохранился еще прежний уклад жизни. Как и все, кто не хотел оставаться в большевистской России, Леонид Сологуб с семьей оказался затем в Константинополе. И уже оттуда, как утверждает Кирилл Сологуб, попал в Грецию и Италию.

В 1921 году Леонид Сологуб навсегда поселяется в Голландии. Он организует многочисленные выставки для русских художников-эмигрантов, сам принимает участие в крупных проектах. Так с 1928 по 1930 годы он провел несколько своих выставок в парижском салоне Независимых, принял участие в выставке русского искусства в Белграде в 1930 году, в подобной же выставке в парижской галерее La Renaissance. На Западе он признан как один из крупнейших русских художников. Был избран членом гаагского объединения Pulchri Studio. После Второй Мировой войны несколько его работ приобрела королева Нидерландов.

Несмотря на длительное проживание за границей, Леонид Сологуб всем сердцем до конца оставался русским человеком. Из его письма писателю Александру Стапанову, написанного в 1947 году: «...будь уверен, что душой, дорогой, я тот же артист-художник, что был при тебе в 13-х, 14-х, 15-х годах... Душа осталась русская, широкая, свободная, черноземная». Марина Черносвитова отмечает, что власти Голландии неоднократно предлагали Сологубу принять подданство страны, в которой он живет. Но художник всегда отказывался. Усмехался с горечью: «Ну какой я голландец?» Леонид Романович Сологуб умер в Гааге 17 июля 1956 года. Где-то в конце пятидесятых или в начале шестидесятых годов (точная дата неизвестна) он был перезахоронен в Краснодаре. После смерти художника его дочь Ирина Леонидовна передала в СССР три серии его картин: «Город Ейск» (151 работа), «Мировая война 1914-1917» (113 работ), «Алтай и Сибирь» (83 работы). Часть этой коллекции хранится в Государственном музее изобразительных искусств им. А.С.Пушкина в Москве, часть - в Русском музее Санкт-Петербурга.