Алкоголь. История. Россия

| Главная страница | Сценарии |

ИСТОРИЧЕСКАЯ СТРАНИЦА об алкоголе в России

Материал взят из сборника "Здоровье". Некоторые цифры статистики устарели.

Как-то уж так повелось, что в мире с чьей-то легкой руки закрепился стереотип: мы не можем жить без алкоголя, а русские - это горькие пьяницы, пьянство - их традиция, которая заложена в крови, в генах и передается по наследству.

Да чего греха таить, мы и сами порой не прочь похвалиться этим, якобы врожден¬ным, «достоинством». А впрочем, все выглядит иначе. Совсем в недалеком прошлом -20-25 лет тому назад - мы были по сравнению с другими пьющими народами самыми непьющими и пьянство никогда не было у нас таким уж распространенным явлением.

Примечателен в этом плане ответ лауреата Ленинской премии академика Ф.Г. Углова корреспонденту журнала «Смена» (№ 10, 1985). На вопрос «Насколько серьезно такое ваше утверждение: «Алкоголизм несет гибель и деградацию, разрушение всех моральных устоев, физическое и психическое вырождение». Читаешь - мороз по коже! Не слишком ли, имея тысячелетний опыт «пития на Руси», вы сгущаете краски? Не сочтите за глупую шутку, но вроде бы все мы выпиваем, и ничего - развиваемся, не стоим на месте?» Федор Григорьевич ответил: «Во-первых, откуда вы взяли, что мы пьем столько лет? Это очевидная ложь. Да, мне приходится слышать: зачем вести борьбу с пьянством, если русские пили и будут пить и пьянство - чуть ли не русская болезнь. Весьма опасная ложь! Есть наша история, и есть статистика. И мы имеем статистические данные, начиная с 1750 года, хотя есть цифры и более ранние. Среднее потребление алкоголя на душу населения в России было самым низким среди крупных стран мира.

Во-вторых, если взять такой показатель, как средний мировой уровень потребления алкоголя, то в России и этот показатель всегда был в 2-5 раз меньше, нежели в других странах. Эти данные собраны за двести последних лет. Факт, что Россия никогда не была первой в потреблении алкоголя, неопровержим!

В-третьих, нелишне вспомнить историю нашего Отечества. Почти 500 лет, с XIII по XVIII век, Россия находилась в кольце агрессии со стороны Германии, Литвы, Турции, Швеции, Польши. В те годы мирное время было короткой передышкой. Где же тут русским людям пить? Да и кто мог себе позволить пить крепкие напитки? Князья, бояре, богатые люди, а народ, миллионы простых людей не знали алкоголя, а если и позволяли себе, то только в престольные праздники».

Пьянство никогда не поощрялось на Руси.
Еще в «Житии» Феодосия Печерского, основателя Киево-Печерской лавры, упоминается о том, что психически больных считали действительно больными, монастырь заботился об «убогих калеках» и о «бесноватых», в то время как пьяницами пренебрегали, они преследовались религией: «Бесный страждет неволею и добудет вечныя жизни, а пьяный... добудет себе вечныя муки».

Алкогольные напитки знали еще древние славяне. Так в летописях, былинах, песнях можно встретить описание пиров и воспевание напитков. «Руси есть веселие пити, не может без того быти», - читаем в одной из древнерусских летописей слова киевского князя Владимира. Но пьянство среди русичей в былые времена было мало распространено. Изготовление спиртных напитков было делом дорогостоящим, а это значит, что простым людям они были не по карману. Бедняки причащались от случая к случаю, по большим праздникам, да и напитки употребляли слабоградусные: пиво, брагу, мед. Вспомним былинное: «мед-пиво пили». Вот почему алкогольные напитки в народе назывались «княжескими».

Злоупотребление крепкими напитками в массовых масштабах в России наблюдается только с XVI века, когда начала распространяться хлебная водка и царь Иван Ш сделал попытку монополизировать производство и продажу алкогольных напитков (1552 год). Были учреждены «царевы кабаки» - сначала первый большой кабак для опричников в Москве, а при Иване Грозном - и по всей России. В них продавались вино, мед, пиво, водка. Пить цареву водку считалось большой честью. Затем эти кабаки были реорганизованы в «кружечные дворы» — не более одного в городе или в дворцовом селе. В 1652 году для ограничения пьянства, его последствий было установлено: «Продавать водку по одной чарке человеку, а больше той указанной чарки одному человеку не продавать, и на кружечные дворы и близко двора питухам сидеть и питье давать им не велено».
Во время постов, а также по воскресеньям, средам и пятницам вино не отпускалось вовсе.

При Петре I алкоголикам вешали на шею чугунную медаль с надписью «За пьянство». Вес ее был 23 фунта.
Пагубное влияние на распространение пьянства в России оказала введенная в 1795 году откупная система. Откупщик обязывался покупать у казны водку, а потом продавать ее населению. Так назначенный сверху продавец спиртного (целовальник) сменился частным лицом (откупщиком), который, получив монополию на продажу водки, занялся спекуляцией, спаивал население, выкачивая из него последние гроши. Тем более что указом Екатерины II откупщикам позволялось открывать кабаки - сколько угодно и где угодно. Царице принадлежат слова: «Пьяным народом легче управлять».

Спаивание народа вызвало большое недовольство масс. По стране прокатилась мощная волна антиалкогольных бунтов. Начали создаваться общества трезвости, принимавшие решения о воздержании от употребления вина.

В связи с широким распространением пьянства в России в середине XIX века возникает стихийное движение народных масс за трезвость, организуются неофициальные общества трезвости. Но не поддержанное государством это стихийное движение быстро заглохло...

Первое в России общество трезвости официально было учреждено в 1874 году в селе Дейкаловка Полтавской области.

Распространение пьянства в царской России стало общественным бедствием, ибо несло в себе опасность духовного и физического вырождения народа. Но оно было выгодно царскому правительству, помещикам и капиталистам. Недаром прогрессивные деятели XIX века называли бюджет царской России «пьяным бюджетом». В.М. Бехтерев писал по этому поводу: «Не может подлежать сомнению влияние алкоголя на вырождение населения, на развитие хилости потомства вообще и на увеличение детской смертности в семьях алкоголиков. Проистекающий отсюда вред должен сказаться на увеличении смертности населения и ослаблении его здоровья вообще». Именно В. М. Бехтерев призывал к настойчивой борьбе с алкоголизмом в интересах сохранения здоровья населения.

В конце прошлого столетия началось массовое антиалкогольное движение русской интеллигенции - учителей, врачей, писателей. Во главе их стоял великий русский писатель, обличитель всех язв русской жизни Лев Николаевич Толстой, который был убежден, что «большинство злых дел совершается в пьяном состоянии». Л.Н. Толстой говорил: «Мне кажется, когда я вижу пьющего человека, что он играет острым оружием, которым может каждую минуту обрезаться... Пьяный человек делает много того, что он никогда бы не сделал трезвый». Толстой был яростным противником пьянства, не пил сам и всячески боролся с этим злом. Его перу принадлежит 13 статей на антиалкогольные темы. «Вино губит телесное здоровье людей, - писал он, - губит умственные способности, губит благосостояние семей и, что всего ужаснее, губит душу людей и их потомство, и, несмотря на это, с каждым годом все больше и больше распространяется употребление спиртных напитков и происходящее от него пьянство. Заразная болезнь захватывает все больше и больше людей: пьют женщины, девушки, дети. И взрослые не только не мешают этому, но, сами пьяные, поощряют их. И богатым, и бедным представляется, что веселым нельзя иначе быть, как пьяным или полупьяным, представляется, что при всяком важном случае жизни: похоронах, свадьбе, крестинах, разлуке, свидании - самое лучшее средство показать свое горе или радость состоит в том, чтобы одурманиться и, лишившись человеческого облика, уподобиться животному.

И что удивительнее всего, это то, что люди гибнут от пьянства и губят других, сами не зная, зачем они это делают. В самом деле, если каждый спросит себя, для чего люди пьют, он никак не найдет ответа. ...И не вкусно вино, не питает, и не крепит, и не греет, и не помогает в делах, и вредно телу и душе - и все-таки столько людей его пьют, и что дальше, то больше. Зачем же пьют и губят себя и других людей? «Все пьют и угощают, нельзя же и мне не пить и не угощать», - отвечают на это многие, и, живя среди пьяных, эти люди точно воображают, что все кругом пьют и угощают. Но ведь это неправда. Если человек вор, то он будет водиться с ворами, и будет ему казаться, что все воры. Но стоит ему бросить воровство, и станет он водиться с честными людьми и увидит, что не все воры. Так же и с пьянством» (Собр. соч: В 22 т. - М, 1984 - Т. 17. - С. 136-137).

В декабре 1887 года Лев Николаевич основал в Ясной Поляне общество трезвости «Согласие против пьянства». Членами этого общества были известные общественные деятели и деятели культуры П.И. Бирюков, И.И. Горбунов-Посадов. Н.Н. Миклухо-Маклай, художник Н.Н. Ге и другие.

На смену откупной системе распространения алкогольных напитков пришла ак¬цизная. Право изготавливать спиртные напитки предоставлялось помещикам и заводчикам. На рынке водочные изделия облагались акцизным сбором (налогом). Эта реформа совпала с временами развития промышленного производства водки. Цены на спиртное снизились, началось невиданное доселе употребление алкоголя. Это наложило свой отпечаток на отношение к спиртному, ускорило формирование алкогольных привычек.

В 1894 году правительство вновь установило государственную винную монопо¬лию. И хотя она была введена якобы для сокращения пьянства, на самом же деле преследовались исключительно финансовые цели.

Потребление алкоголя стало обретать все более общий характер. Тем более что винная монополия не исключала домашнего приготовления спиртного. В отдельных случаях (свадьбы, поминки) разрешалось варить пиво, брагу, медовые и другие напитки. При этом семья была обязана выпить все в течение 3-4 дней, что часто порождало многолюдные попойки. Потребление алкоголя по случаю таких событий (да и без поводов) постепенно превратилось в социальную норму, сформировало своеобразную «культуру» «питейного» дела.

В стране начали злоупотреблять суррогатами алкоголя: пили лак, политуру, денатурат. Широкий размах приняло самогоноварение, что наносило огромный ущерб экономике государства, так как изводилось огромное количество зерна.

Настойчивую борьбу против распространения пьянства и алкоголизма вели русские врачи.

Очень серьезным и опасным врагом оказался алкоголь для Октябрьской революции. Зато великую роль в ее защите сыграла трезвость. Алкоголь выступил сообщником контрреволюции. «Петроград, - писал управделами Совнаркома В.Д. Бонч-Бруевич, - был затоплен шквалом пьяных разгромов». У Ленина в связи с этим событием есть такие строки: «...буржуазия идет на злейшие преступления, подкупая отбросы общества и опустившиеся элементы, спаивая их для целей погромов...» (Пол. собр. соч. - Т. 35. - С. 156). Специальный комитет по борьбе с погромами вынужден был ввести в Петрограде осадное положение и применить против погромщиков красный террор. 100 «абсолютно надежных членов партии - для несения службы комиссаров» составили ядро комитета, главной силой которого были гельсингфорские моряки. Все они руководствовались клятвой: «Смерть тому, кто не выполнит товарищеского зарока не пить!» Погромы были быстро ликвидированы.

Первым декретом Советской власти был Декрет о мире, вторым - Декрет о земле, но мало кто знает, что третьим декретом от 8 ноября 1917 года был Декрет о «сухом законе» в нашей стране.

Еще в 1914 году Госдумой России был принят «сухой закон», который просуществовал 11 лет и был отменен в 1925 году. Затем к этому закону вернулись в 1985 году, в годы перестройки, повлекшей за собой еще более тяжелые последствия: токсикоманию, наркоманию и др.

Но мировая практика свидетельствует, что введение «сухих законов» неизбежно порождало массовое самогоноварение, контрабанду и нелегальную продажу спиртных напитков. То же самое случилось и в России после введения в 1914 году запрета на продажу спиртных напитков. В 1924 году, накануне отмены запрета на продажу спиртных напитков, в стране было зарегистрировано 233 446 очагов самогоноварения.

«Сухие законы», как запретные меры, бессильны до тех пор, пока не пробудится общественное мнение.

«Избавится человек от пьянства не тогда, когда он будет лишен возможности пить, а тогда, когда он не станет пить, хотя бы в его комнате стояло бы вино и он чувствовал его запах». В этих словах Льва Николаевича Толстого - вся сложность воспитания убежденного трезвенника.

Борьба с алкоголизмом является одной из важнейших проблем современности. В книге «У опасной черты» С.Н. Шевердин, как бы подытоживая историю развития питейных традиций человечества, пишет, что в истории всех народов, которым привелось в связи с началом земледелия и гончарного производства неожиданно познакомиться с хмельными напитками, проявляется следующая закономерность.

Первоначально - в течение нескольких тысячелетий - опьянение и опьяняющие жидкости почитаются. Потом возникает специальное производство алкогольных напитков - большее, чем нужно для обрядов.

Появляется возможность для наживы и торговли вином. Становится возможным и пьянство, нарушающее установленную регламентацию. Только тогда и начинается борьба - с заметным опозданием, потому что употребление алкогольных жидкостей крепко укоренилось и освятилось. Из законодательных актов против алкогольных эксцес¬сов, по-видимому, наиболее древний закон китайского императора Ву Вонга (1220 год до н.э.). Итак, алкоголепотреблению - 7-8 тысяч лет. Борьба же с пьянством в два с лишним раза моложе. Притом это борьба только с эксцессами злоупотребления, а не с самим опьянением. Да и велась она разными, далеко не лучшими методами. У некоторых народов методы борьбы были очень жестокими, но результатов они давали мало. В Спарте, например, специально спаивали рабов, а потом в безобразном состоянии выставляли их на публичное обозрение, пытаясь таким образом вызвать отвращение к вину. В Древнем Риме был закон, по которому разрешалось умеренно употреблять вино только лицам, достигшим тридцатилетнего возраста. Женщинам пить вино запрещалось совсем.

В 1536 году французский король Франциск I издал закон, по которому пьяницы приговаривались в первый раз к тюремному заключению, во второй раз - к розгам, в третий - к публичному сечению. Если и это не помогало, виновному отрезали уши и изгоняли за пределы Франции.

В Древнем Египте перед пирующими ставили человеческий скелет, дабы напомнить о смерти...

Наряду с этим опьянение долгое время почиталось и отнюдь не какими-то отсталыми невеждами. Можно привести множество восторженных признаний вину, прозвучавших в устах выдающихся мыслителей, гуманистов, поэтов прошлого, которых недопустимо даже заподозрить в сознательном одурманивании народа. Например, шотландский народный поэт Роберт Берне (1759—1796) писал в песне, знаменательно озаглавленной «Всесилье бутыли»:

Так пусть не стоят наши кружки пустые,
Мы выпьем, наполним и снова подымем
За то, чтобы вечно забота с нуждою
Смывались бесследно живою водою!

Да, великий поэт, восхваляя прелести опьянения и веселья (особенно в своей знаменитой балладе «Джон Ячменное Зерно»), еще не знал обратной стороны медали этих «прелестей». Мы же познали ее. Эпидемия алкоголизма и наркомании с наибольшей силой вспыхнула в последние 15-20 лет. Вспыхнула и приобрела такой размах, что закры¬вать на эту проблему глаза больше нельзя.

БОЛЬШАЯ-БОЛЬШАЯ ПЬЯНКА

Два региона в мире понесли самые страшные потери в последние годы: Африка - от СПИДа, Россия - от водки.
Вот зарубежная пресса за последнюю пару недель. Заголовки «Водка убивает русских», «Подростки в России пьют в три раза больше, чем при коммунистах», «Россия умирает». Конечно, о нашем пьянстве не писал лишь ленивый западный журналист. Но в нынешних сообщениях уже нет экзотики, зато много подлинной тревоги и изумления, Никогда еще в человеческой истории ни один народ не нес таких массовых потерь в мирное время. Причем народ этот всего десять лет назад был одним из самых развитых, ур¬банизированных и образованных в мире. Страна со 146 миллионами населения теряет около миллиона человек ежегодно. Смертность превышает рождаемость в 1,6 раза. Треть всех умирающих - в работоспособном возрасте. Продолжительность жизни мужчин за годы «реформ» сократилась с 63,8 до 57,7 лет, что на 15 лет ниже показателя западноевропейских стран.

В сокращении жизни на 65 процентов повинны сердечно-сосудистые заболевания (читай: пьянство и курение) и различные инциденты с летальным исходом (убийства на кухне, несчастные случаи, самоубийства, связанные, как правило, с пьянством и депрессиями).

Алкоголиков у нас официально 2,5 миллиона человек из 146,3 миллиона населения. Но, понятно, реальная цифра выше многократно, ведь регистрируют лишь тех, кто имел дело с медиками. Взрослых стремительно догоняют дети. По данным Минздрава России, пять лет назад на 100 тысяч подростков приходилось 17,4 «официальных» алкоголика, а в 1999 году их уже 24,4.

За последние десять лет потребление алкоголя выросло с 8,5 литра на душу населения до 14 литров. По данным Всемирной организации здравоохранения, если страна выпивает более 8 литров, то под угрозой оказывается генофонд нации. Каждый литр сверх пороговых восьми - это еще 65 тыс. мертвых русских ежегодно (умножайте на шесть - получите цифру смертей, прямо связанных с пьянством).

Мы едва ли не со школьных лет знаем, пьянство в частности и плохое здоровье вообще есть следствие бедности. Если государство богатеет, то люди здоровеют и, значит, дольше живут. Ученый-демограф Американского института предпринимательства в Вашингтоне Николас Эберстадт посмотрел на эту аксиому под другим углом зрения и пришел к сенсационным выводам. В своей статье, опубликованной в журнале «Полней ревью», он задается вопросом: а не происходит ли так, что именно здоровье граждан влияет на благосостояние общества?

Лишь два региона в мире понесли мощные потери в состоянии здоровья наций за последние годы. Это Африка, пораженная СПИДом, и Россия, пораженная, естественно, водкой. На первый взгляд, ни та, ни другая напасть не имели существенного влияния на экономику.

Но, по словам журнала «Экономист», доктор Эберстадт выяснил, что кривая объема ВНП на душу населения в России тесно привязана к ниспадающей кривой продолжительности жизни мужской части населения.

За годы реформ жизнь русских резко укоротилась. Доктор обратил внимание на суровый финансовый кризис в латиноамериканских странах в начале 80-х, а также на ситуацию в Индонезии в наши дни. В этих регионах тоже резко сокращался объем ВНП на душу населения, но... тенденция к увеличению продолжительности жизни сохранилась! Иными словами, попав в тяжелую ситуацию, латиноамериканцы или азиаты не запивают, а ведут все тот же, достаточно здоровый образ жизни. Поэтому самая тяжелая фаза азиатского кризиса, возможно, уже позади: «новые корейцы» и «новые филиппинцы» собрали волю в кулак, чтобы упрочить положение своих семей, урезали расходы, отказавшись в первую очередь от столь милого их сердцу шотландского виски. Стресс вышибают, видимо, бегая трусцой: это позволяет экономить на врачах. А россиянин в затяжном кризисе делает все, чтобы себя доистребить. Он не только как пил, так и пьет, но и пьет намного больше. Во-первых, стресс, во-вторых, в реальном денежном выражении водка все доступнее. Это едва ли не самый дешевый продукт. Если пересчитать в реальных ценах, то бутылка «с журавликом» стоит в четыре раза дешевле, чем в 1990 году.

Что до среднего класса, то, попав после августа в переплет, многие расстались с «мобилой», но не с бутылкой. В Москве и Санкт-Петербурге дорогие бары и рестораны пусты, зато заполнились дешевые забегаловки-«клеенки», где подают сомнительную выпивку. Самой рекламируемой услугой после секс-сервиса в столицах остается прерывание запоя. Стоит это в среднем 850 рублей. А как выходят из запоя бедные? Да никак!

Долгосрочный прогноз доктора Эберстадта на будущее нашей экономики печален. Россия может относительно легко избавиться от эпидемий и инфекций (для этого нужны политическая воля и не такие уж огромные средства). Но сократить число сердечнососудистых заболеваний (пьянство и курение) стране не под силу. По оценкам ООН. к 2010-2015 году продолжительность жизни мужчины-россиянина составит чуть больше 65 лет (как и в начале 60-х!). Такой же показатель будет и у африканцев. А в развитых стра¬нах будут жить на 10 лет дольше. По доктору Эберстадту это означает, что пьяная Россия экономически будет все больше отставать от других развитых стран и по объему ВНП опустится с сегодняшнего 14-го места на 20-е. то есть ниже таких супердержав, как Голландия или Аргентина. Так и будет, если русским не удастся убедить себя беречь самих себя.

В конкретной ситуации (именины, крестины, поминки, застолье без повода) только от нас зависит, вливать ли в себя рюмку, перевешивающую 8 литров в год, или нет, сокращать ли свое благосостояние или же тащить последнее из дому.