Школьный театр - сценарий "Солдат и смерть"

| Главная страница | Все сценарии |

Солдат и смерть

(пьеса по одноименной русской народной сказке)

Действующие лица:
Солдат
Смерть
Господь
Первый Ангел
Первый Черт
Ангелы
Черти
Дети Солдата

Звучит лихая солдатская песня.
На сцене появляется СОЛДАТ.
Он марширует и исполняет различные ружейные приёмы.
Мимо проходит СМЕРТЬ.
В руках у нее коса и лукошко.

СОЛДАТ. Привет, старуха!

Смерть остановилась.

СМЕРТЬ. Да какая же я старуха? Я – Смерть! А смерть – понятие вечное!
Я не знаю ни молодости, ни старости… Я буду всегда – как Жизнь!
Мы – сестры родные: друг без друга не можем…
СОЛДАТ. А лукошко тебе зачем? По грибы, что ли пошла?

Смерть ухмыльнулась.

СМЕРТЬ. «По грибы»… По грибы – это вы, людишки, ходите…
А я…

Задумалась.

А, впрочем, в чем-то ты и прав, солдат…
«По грибы»…
Господь приказал мне пьяниц морить.
А чего их морить – они сами себя морят…
Вот хожу и собираю их – как грибочки.
Пока, старичок! Живи!
СОЛДАТ. Это я старичок?
СМЕРТЬ. Ну – почти старичок!..
На службу-то ты совсем молодым пришел, а теперь…
СОЛДАТ. Ну и что «теперь»?
СМЕРТЬ. А то... Раз на войне не убили – будешь теперь своей смертью
умирать: медленной и тоскливой…
СОЛДАТ. Э-е-е-ей! Я еще повоюю!
СМЕРТЬ. Отвоевался ты, солдат. Срок твоей службы вышел!
Пора тебе в отставку!..
Не нужен ты никому: ни Богу, ни царю, ни Отечеству!..
Даже у меня к тебе никакого интереса нет…

Ухмыльнулась.

Как теперь без службы жить будешь, служивый?
Прощай.

Смерть ушла.
Солдат задумался.

СОЛДАТ. И верно…
Прослужил я богу и великому государю двадцать пять лет -
и в штрафах не бывал, и…

Оглядывается.

Права Смерть – никому я не нужен на этом свете.
Пойду - куда глаза глядят.

Появляется Господь.
Он держит в руках Земной шар, всматривается в него
и о чем-то думает.
Солдат даже ошалел от такой встречи.

СОЛДАТ (восторженным шепотом). Господи-и-и!..

Господь по-прежнему задумчив.
Солдат опомнился, кашлянул.

СОЛДАТ (робко, но громко). Кхе-кхе!

Господь очнулся.
Посмотрел на Солдата.
Солдат вытянулся в струнку и сделал «на караул».

ГОСПОДЬ. А-а! Это ты, Солдат?! Куда собрался, служба?
СОЛДАТ. Господи, прослужил я двадцать пять лет верою и правдою!
Вижу: никому я не нужен! Даже отставки не дают!
Вот я и иду теперь – куда глаза глядят!
ГОСПОДЬ. Ну, коли, ты прослужил двадцать пять лет верою и правдою,
так ступай себе …

Посмотрел на Солдата.

Иди направо — в рай, в царство небесное.
СОЛДАТ. Слушаюсь, Господи!

Звучит красивая, небесная музыка.
Господь уходит.
Появляются АНГЕЛЫ.
Они танцуют, воздушный, ангельский танец.
Ангелы замечают Солдата.
Обступают его.

ПЕРВЫЙ АНГЕЛ. Здравствуй, служба! Никак, к нам направлен?
СОЛДАТ. Да! Прямо в рай, в царство небесное – за то, что прослужил
двадцать пять лет верою и правдою!
ПЕРВЫЙ АНГЕЛ. Молодец!..
Ну-у, снимай форму, Солдат, бросай амуницию и иди к нам –
гимны петь, в полонезах шествовать и цветочки ароматные нюхать!
СОЛДАТ. Как это – «снимай форму»? Я что – в исподнем с вами плясать
буду? «Форма номер раз – трусы и противогаз»!
А амуниция? Она же – казенная!
И погоны тоже снять? Мне – солдату - без погон – как?
ПЕРВЫЙ АНГЕЛ. А мы тебе вместо погон крылышки дадим – порхать
будешь, как мотылёк!
СОЛДАТ. Что я вам – прокладка, что ль какая, крылышки носить?
Я, чай, не в авиации служил, чтобы мотыльком порхать!..
Я – пехота! И порхать мне неохота!
Я все свои «полонезы» на полях сражений вдоль и поперек
исполонезил!
Лучше скажи - не продают ли где близко вина?
ПЕРВЫЙ АНГЕЛ. Ах ты, служба-служба! Какое тут вино! Ты бы еще водки
попросил! Здесь рай, царство небесное! Мы только нектар пьем!..
Хочешь нектару?
СОЛДАТ. У меня и от пива-то изжога, а ты нектар предлагаешь!..

Вздыхает.

Какой же это рай: ни табаку, ни вина!
ПЕРВЫЙ АНГЕЛ. Извини, служба – нам некогда с тобой лясы балясить.
Нам пора – время нектар пить, цветочки нюхать и пыльцу собирать!
У нас режим! Райский, небесный режим!
СОЛДАТ. Летите – опыляйте свои «цветочки»…
То же мне – «нектарорианцы»!

Ехидно.

«Пестики-тычинки»!
ПЕРВЫЙ АНГЕЛ. А вот обзываться не надо! Не хорошо это!
ВСЕ АНГЕЛЫ. Фи-и!
СОЛДАТ. Ой, какие фи-ифы!
ПЕРВЫЙ АНГЕЛ (ангелам). Душки!.. Полетели во-о-он в те райские кущи!
Там такая пыльца – пальчики оближешь!

Ангелы улетают.
Появляется Господь.
Он по-прежнему крутит в руках Земной шар.

СОЛДАТ. В какой рай послал ты ме¬ня, господи?
Там ни табаку, ни вина нет! Одна пыльца!
А цветочки нюхать и пестики облизывать – я с детства не приучен!
ГОСПОДЬ. Ну, сту¬пай по левую руку - там все есть!

Господь уходит.
Звучит заводная, динамичная музыка.
В ритмах музыки врываются ЧЕРТИ.
Впереди всех чертей пляшет ПЕРВЫЙ ЧЕРТ.
Черти заметили Солдата.
Обступили. Обнюхали.

СОЛДАТ (Первому Черту). Привет, Чертов Дед!
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Привет, господин служивый!.. Откуда знаешь, что я – дед?
СОЛДАТ. Я двадцать пять лет оттрубил!
Что же я теперь Чертова Деда от простого черта не отличу?
Я вашей чертовой дедовщины еще в начале службы вот-от так
нахлебался!
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Что это от тебя, господин служба, так ладаном разит?!
Али – опыление прошел?
СОЛДАТ. Что я – «тычинка», что ли, мотыльками опыляться?..
Я – солдат боевой! Человек живой! Мне в раю делать нечего!
Командирован Господом к вам – ад!..
Принимайте таким какой есть!

Черти переглянулись.

ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. И чего вам угодно, господин служба?
СОЛДАТ. Погоди спрашивать! Дай прежде мес¬то, тогда и разговаривай!

Зазвучала музыка.
Черти обустраивают место – что-то типа трона.
Сажают солдата на трон и опахалами опахивают.

СОЛДАТ (показывает на опахалы). А это зачем?
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. А это мы - вонь ладанную от тебя отгоняем!
Ты же не «поп» какой!
Ты – солдат! От тебя должон аромат табачный струиться!
СОЛДАТ. А что, табак есть?
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Есть служивый!
СОЛДАТ. А вино есть?
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. И вино есть!
СОЛДАТ. Подавай всего! Вина, табаку и зрелищ!
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ (всем чертям). Эй, фигульки-рогатульки!
Вина, табаку и зрелищ солдату!

Подали черти Солдату трубку с табаком и рог вина.
И адскую дискотеку - со стриптизом - устроили.
Солдат выпил, покурил и сам в пляс пошел.

СОЛДАТ. Вот взаправду - рай так рай!
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Ну? Нравится?
СОЛДАТ. Нравится!
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Остаешься у нас?
СОЛДАТ. Остаюсь!

Пляшет.
Вдруг музыка оборвалась.
Черти отбирают у Солдата трубку и рог, уносят трон и
вытаскивают котел и сковородку.

СОЛДАТ (смотрит на котел и сковородку). А это зачем?
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Всё!..
Извиняй, господин служба – пора тебе в пекло идти – в геенну огненную, где мрак и скрежет зубовный!
СОЛДАТ. А-а-а… А как же – все, что было?
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Ты не путай, господин служба, курорт – с постоянным
местом жительства! Всё! Рекламная акция окончена! В пекло!
СОЛДАТ. А что я там буду делать?
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Сам выбирай: на сковородке жариться или в котле
вариться…
СОЛДАТ. Фигульки вам – на рогульки! Ну-ка, погоди-ка…

Обходит и начинает замерять пространство ада.

ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Что ты, служба, делаешь?
СОЛДАТ. Разве ты ослеп? Не видишь, что ли?
Буду монастырь здесь строить!

Размашисто перекрещивает невидимым крестом пространство ада.
Черти с воплями попрятались по углам.

ПЕРВЫЙ ЧЕРТ (испугано). Господи!!!

Появляется Господь.

ГОСПОДЬ. Ну что ещё?

Первый Черт отводит Господа в сторону.
Переговариваются негромкими голосами.

ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Гос¬поди, какого Солдата прислал ты в пекло: хочет
монастырь у нас построить!
ГОСПОДЬ. А мне что за де¬ло! Зачем таких к себе принимаете?
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Господи! Возьми его от нас!
ГОСПОДЬ. А как его взять-то! Сам по¬желал.
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Ахти! Что же нам, бедным, с ним делать?

Господь задумался.

ГОСПОДЬ. У тебя эти…

Напрягает память.

…как их..?

Вспомнил.

Диджеи в аду есть?
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. А где же им еще быть? Все у меня!
ГОПОДЬ. Жарятся – парятся?
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Нет!

Ехидно-радостно.

Я их к столбам приковал, плеера на уши надел и всем – на полный
звук - Льва Лещенко закольцевал.

Гордо.

Котлы и сковородки здесь близко не лежат!
Такие столбецкие пляски столбятся! Глаз не оторвать!
ГОСПОДЬ. Ну-у, ты жесток!
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Работа такая… Диджеи-то зачем?

Господь и Первый Черт смотрят в сторону Солдата.

ГОСПОДЬ (негромко). Одному диджейчику -

Передаёт бумажку.

вот имя и фамилия - послабление дай – пусть пустит фонограмму
«тревоги»…
Солдат как выскочит из пекла – тут же запирай ворота
крепко-накрепко!
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Как же ты, Господи, от жизни отстал…
Во-первых, откуда у диджеев сигнал «тревоги»?
А во-вторых, даже в армии этот сигнал уже не используется!
Но за подсказ спасибо.

Подзывает чертей.
Черти подходят.

Выпустите – на время – вот этого диджея…
Пусть врубит то, что сегодня у солдат модно!

Отдаёт бумажку.
Один черт убегает.

А сами бегайте, кричите и вопите: мол - жалованье дают!

Господу.

Солдат двадцать пять лет отслужил!
Значит – контрактник! А для контрактника деньги – не пустой звук!
ГОСПОДЬ. Логично!.. Действуй.

Господь уходит.

ПЕРВЫЙ ЧЕРТ (чертям). Смотрите же - как выскочит Солдат из пекла,
сейчас же запирайте ворота крепко-накрепко, а то - как бы опять сюда
не ворвался!
По местам!

Черти разбежались по углам ада.

Начали!

Звучит фонограмма популярного шлягера для солдат.
Черти бегают и кричат: «Жалованье! Жалованье выдают!»

СОЛДАТ. Жалованье?.. Где жалованье дают?
ЧЕРТИ. Вон там!

Показывают в конкретную сторону, где спрятался
Первый Черт.

ПЕРВЫЙ ЧЕРТ (имитируя голос старшины). Хто иш-шо бабло не получал?
СОЛДАТ. Я! Я! Рядовой – солдат! Меня забыли!

Солдат рванулся в сторону Первого Черта.
Первый Черт исчез.
Черти закрыли «врата ада».

ПЕРВЫЙ ЧЕРТ (появляясь в другом месте). Ха-ха-ха!
Обманули дурака на четыре пятака»!
СОЛДАТ. Ах, так? Ну держитесь, фигулины-рогулины!
Я вам рога пообломаю!

Солдат стучится в «адские врата» .

Отворяйте скорее! Не то ворота в щепки разнесу!
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Нет, брат, не разнесешь!
Ступай себе куда хо¬чешь, а мы тебя не пустим; мы и так насилу тебя
выжили!

Черти показали Солдату языку, покрутили хвостами и убежали.
Появился Господь.

СОЛДАТ (кашляет). Кхе-кхе!
ГОСПОДЬ. Куда идешь, служба?
СОЛДАТ. Теперь и сам не знаю!
ГОСПОДЬ. Ну, куда я тебя дену? Послал в рай — нехорошо!
Послал в ад — и там не ужился!

Вбегают Первый Ангел и Первый Черт.

АНГЕЛ и ЧЕРТ. Господи!?
ГОСПОДЬ. Ну что еще?
ПЕРВЫЙ АНГЕЛ. Там сержант ГИБДД упирается!
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Ни в рай – ни в ад идти не хочет!
ПЕРВЫЙ АНГЕЛ. Что делать?
ГОСПОДЬ. Поставьте его на перекрестке – пусть движение душ регулирует!
ПЕРВЫЙ АНГЕЛ. Мудро, Господи! Божественно мудро!
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. А неплохая идея, черт возьми!

Убегают.

СОЛДАТ. Господи…
ГОСПОДЬ. Ну?
СОЛДАТ. Господи, а поставь меня у своих дверей на часах.

Господь подумал.

ГОСПОДЬ. Ну, становись! Двух зайцев убьем – и у меня будет вечный пост!
И у тебя – «пост номер один»! Действуй!
СОЛДАТ. Слушаюсь!

Стал солдат на часы.
Господь взял в одну руку Земной шар, в другую – увеличительное стекло и стал что-то на Земле рассматривать.
Пришла Смерть.

СМЕРТЬ. А – Солдат!? Привет!

Хочет пройти к Господу.
Солдат не пускает.

СОЛДАТ. Куда идешь?
СМЕРТЬ. Иду к Господу за повелением - кого морить мне прикажет.
СОЛДАТ. Погоди! Я пойду, спрошу.

Подошел к Господу.
Обращается негромким голосом – чтобы Смерть не слышала.

Господи! Смерть при¬шла; кого морить укажешь?
ГОСПОДЬ. Скажи ей, чтоб три года морила самый старый люд.

Господь снова уткнулся в лупу.
Солдат вышел на авансцену.
Посмотрел в сторону Смерти.

СОЛДАТ (думает себе). Эдак, пожалуй, она отца моего и мать уморит: ведь
они старики!

Подходит к Смерти, говорит так – чтобы Господь не услышал.

Ступай по лесам и три года точи самые старые дубы!

Смерть в шоке.
Солдат говорит громко – в сторону Господа.

Так господь повелел!?

Господь автоматически кивает головой.
Солдат жестом показывает Смерти – вот!

СМЕРТЬ. За что господь на меня прогневался - посылает дубы точить?!

Смерть уходит.

ГОСПОДЬ (солдату). Служба! Пригласи ко мне Первого Черта!
СОЛДАТ. Слушаюсь!

Кричит.

Первый Черт! С рогами и копытами – на выход!

Вбегает Первый Черт.
Солдат жестом показывает на Господа: он звал.

ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Звал, Господи?

Господь всмотрелся в увеличительное стекло.

ГОСПОДЬ. Любопытно мне…
Кого больше люди слушаются: меня - Бога или тебя – черта?
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Конечно, меня!
ГОСПОДЬ. А я думаю - меня!
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Предлагаю пари!
ГОСПОДЬ. По четвертному!
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Пойдет!
ГОСПОДЬ. Спорим!

Закрепляют спор рукопожатием.

ПЕРВЫЙ ЧЕРТ (солдату). Разбей!

Солдат разбивает рукопожатие.
Господь и Первый Черт скидываются по «четвертному».

ГОСПОДЬ (солдату). Иди на Землю – свидетелем будешь!

Передает Солдату невидимую книгу.
Солдат уходит в зрительный зал.
Господь объявляет громко и торжественно.

Даю людям Евангелие! Читайте и радуйтесь!

Солдату.

Как люди - читают?
СОЛДАТ. И читают и радуются!
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Лови, солдат! И передай людям!

Кидает что-то невидимое.

ГОСПОДЬ. Что это?
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Карты игральные!

Солдату.

Как там дела, солдат?
СОЛДАТ. Люди Евангелие закрыли! В карты целыми днями играют!
Подрались даже!
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Йес!

Господу.

Ты проиграл, Господи!

Забирает деньги.
Пауза.
Господь насуплен.
Первый Черт весело подначивает Господа.

Ну, что? Ещё – «по четвертному»?
ГОСПОДЬ. По рукам!

Скидываются по «четвертному».
Господь передаём Солдату в пригоршне нечто невидимое.
Солдат уносит «это» в зрительный зал.
И «выплескивает» на зрителей.

ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Что это?
ГОСПОДЬ. Ладан!

Черт тут же зажал нос.

Как там, служивый?
СОЛДАТ. Дух дюже добёр!

Первый Черт протягивает в сторону Солдата зажатый кулак.

1-Й ЧЕРТ. Господин служба, отдай людям это!

Передает, подбежавшему Солдату, «что-то» из кулака в кулак.
Солдат уносит «это» зрителям.

ГОСПОДЬ. Что это?
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Табак!

Солдату.

Как там дела, господин служивый?
СОЛДАТ. Люди весь ладан на табак променяли! Курят и нюхают поголовно!
Даже дети и девки зельем травятся!

Первый Черт поворачивается к Господу.

ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Опять ты проиграл, Господи!?

Забирает деньги.

ГОСПОДЬ. Играем в третий раз!
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Хозяин – барин!.. Деньги – на кон!

Скидываются по «четвертному».

ГОСПОДЬ. Да будет пир – на весь мир! Ешь – покуда ноги на лавку
не вздынешь!

Солдату.

Как там дела, служивый? Наелись?
СОЛДАТ. Наелись – до упора!
ГОСПОДЬ. Ноги на лавки вздынули?
СОЛДАТ. Вздынули!

Господь жестом показывает Первому Черту – давай, мол,
действуй теперь ты!
Первый Черт опять что-то протягивает в зажатом кулаке.

ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Отдай, господин служивый, людям!

Солдат берет «невидимое» из кулака в кулак – уходит в зал.
Поворачивается к Господу.

Это орешки, Господи!

Солдату.

Ну, солдат? Что там?
СОЛДАТ. Сыты люди, кажется, были! А как я высыпал на стол орехов
пригоршню – так драку из-за них затеяли!

Первый Черт забирает деньги и ехидно смотрит на Господа.

ГОСПОДЬ (Первому Черту). Иди в пекло – работай!
Нужен будешь – вызову!

Первый Черт весело убегает
Господь кричит Солдату.

И ты, служба, своих основных обязанностей не забывай!
Мало ли кто – без вызова – припрется!
СОЛДАТ. Слушаюсь, Господи!

Солдат возвращается на свой пост.
Господь берет Земной шар и лупу, занимается изучением дел
на Земле.
Приходит уставшая Смерть, хочет пройти к Господу.
Солдат не пускает.

СОЛДАТ. Зачем притащилась?
СМЕРТЬ. Три года прошли!
Я за повелением - кого морить господь при¬кажет.
СОЛДАТ. Погоди! Я пойду - спрошу.

Повторяется «секретный ритуал» первого прихода Смерти
к Господу.
Солдат негромко - Господу.

Господи! Смерть пришла; кого морить укажешь?
ГОСПОДЬ. Скажи ей, чтоб три года морила молодой народ.

Солдат выходит на авансцену.

СОЛДАТ (сам себе). Эдак, пожалуй, она братьев моих уморит!

Смерти.

Ступай опять по тем же лесам! И целых три года точи молодые дубы!

Нарочито громко – для Господа.

Так господь приказал!

Господь машинально кивает.

СМЕРТЬ. За что это господь на меня прогневался!?

Солдат пожимает плечами.
Смерть уходит.
Раздается музыкальная отбивка.
Господь достает мобильный телефон.

ГОСПОДЬ. Да?!..

Слушает.

Жду.

Солдату.

Пропусти ко мне Первого Черта!
СОЛДАТ (кричит). Первый Черт, на ковёр! На божественный ковер!

Вбегает Первый Черт.

ГОСПОДЬ (Черту). Ну, что тебе?
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Не справедливо, Господи! Меня люди ни за что ругают!
А тебя – ни за что хвалят! Не справедливо!
ГОСПОДЬ. За то тебя ругают, что ты причиняешь много зла! А меня хвалят
за добро!
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Неправда! Давай проверим!?
ГОСПОДЬ. Согласен!
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. По четвертному?
ГОСПОДЬ. По полтинному! Деньги – на кон!

Сбрасываются по «четвертному».

Служивый! Иди на землю и рассказывай – что видишь!
СОЛДАТ. Слушаюсь!

Уходит в зрительный зал.

ГОСПОДЬ. Что там?
СОЛДАТ. У ручья пасется стадо коров… О-о!

Кричит.

Одна корова шла по краю оврага, сорвалась, покатилась вниз и завязла
в грязи!
ГСПОДЬ. Все?
СОЛДАТ. Какое там – «всё»!.. Сбежались крестьяне и кричат корове – мол,
«куда тебя черт занес»!?
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ (Господу). Слышал?
Я ведь рядом с тобой стоял, ничего не делал – а меня ругают!
ГОСПОДЬ. Да слышу…
СОЛДАТ (кричит радостно). Вытащили корову! Её хозяин снял шапку,
перекрестился! И сказал: «Слава тебе, Господи, помог вытащить!»
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ (Господу). Слышишь?.. Ведь ты не помогал им тащить!
А за что они тебя хвалят?
ГОСПОДЬ. А я почем знаю?..

Первый Черт забирает деньги.

ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Это компенсация за моральный ущерб!.. Мне бы еще
молока за вредность!?
ГОСПОДЬ (в раздражении). Будет тебе молока – когда подоишь быка!
А ну, марш все по своим места – делом заниматься!

Первый Черт весело убегает.
Солдат становится на «часы».
Господь – опять за Земной шар.
Появляется Смерть - едва ноги тащит.

СОЛДАТ. Куда?
СМЕРТЬ. Три года прошло… я к господу за повелением, кого морить
прикажет.
СОЛДАТ. Погоди! Я пойду – спрошу!

Господу.

Господи! Смерть пришла: кого морить укажешь?
ГОСПОДЬ. Скажи ей, чтоб три года младенцев морила.

Солдат выходит на авансцену.

СОЛДАТ (сам себе). У моих братьев есть ребятки: эдак, пожалуй, она их
уморит!

Смерти.

Ступай опять по тем же лесам и целых три года точи самые малые
дубки.
СМЕРТЬ. За что господь меня мучает!?
СОЛДАТ. А я почем знаю?

Заплакала Смерть и у¬шла.
Господь оторвался от Земного шара, посмотрел на часы.

ГОСПОДЬ. Служба, сегодня приёмный день.
Открой сундук и посмотри – есть кто на прием?

Солдат открывает сундук.
Заглядывает в него.
Вынимает свиток.

СОЛДАТ. Так точно! Кто-то есть, Господи!
ГОСПОДЬ. Читай – кто?

Солдат разворачивает свиток.
Читает.

СОЛДАТ. Э-э-э… Рамш-ш-штайн какой-то!

Передает Господу свиток.

ГОСПОДЬ (посмотрел в свиток). Да не Рамштайн, а Эйнштейн!
Гениальный ученый - Альберт Эйнштейн! Проси!

Солдат вынимает из сундука куклу «Эйнштейн».
Далее солдат говорит – как бы от имени и «Эйнштейна»,
и других кукол из сундука.

Ну, Альберт, какие просьбы?
ЭЙНШТЕЙН. Одна просьба, Господи…
Я уже все равно назад – на Землю – не вернусь…
ГОСПОДЬ. Ну?
ЭЙНШТЕЙН. Покажи мне формулу создания… сотворения Мира?..
ГОСПОДЬ. Тебе можно. Вот – смотри!

Господь берет бумагу, перо и начинает писать.
«Эйнштейн» сморит через его плечо.

ЭЙНШТЕЙН. Так… Так… Так! А вот тут, Господи, ошибка!
ГОСПОДЬ (почесав затылок). Да я это уже понял…
ЭЙНШТЕЙН. Спасибо, Господи!

Солдат убирает «Эйнштейна» в сундук.

ГОСПОДЬ. Следующий!

Солдат вынимает куклу «Поп».

СОЛДАТ. Церковно-служащий какой-то!
ГОСПОДЬ. Что надо?
«ПОП». Господи! Не справедливо! Я – служитель церкви! Твой слуга!
Твой раб! Всю жизнь служил тебе! И я в аду!
А наш сельский шоферюга, алкаш, пьяница, он автобус никогда
трезвым не водил – в раю!
Почему так, Господи?!
ГОСПОДЬ. Погоди!.. Ты когда проповеди в храме читал – у тебя народ
дремал?
«ПОП». Бывало, Господи…
ГОСПОДЬ. Вот! Народ у тебя на проповедях дремал! А вот когда этот
«шоферюга» автобус вёл – все молились!

Солдату.

Прочь этого «служителя» с глаз моих!

Солдат убирает «Попа» в сундук.
Берет сундук в руки и заглядывает в него.
Явно видит что-то интересное.

СОЛДАТ. Ух, ты!
ГОСПОДЬ. Что там?
СОЛДАТ. Да так - поп с буддистом сцепились!
ГОСПОДЬ. Дерутся?
СОЛДАТ. Да нет… Спорят.
ГОСПОДЬ (заинтересовано). И о чем спорят?
СОЛДАТ (прислушался). О какой-то реинкарнации душ…

Смотрит на Господа.

ГОСПОДЬ (поясняет). Реинкарнация – это когда после смерти душа в другое
тело переселяется…

Кивает на сундук.

Ну и как? Что поп говорит?

Солдат вслушивается.

СОЛДАТ. Поп говорит, что сейчас людей умирает меньше, а рождается
больше…
ГОСПОДЬ. Ну и?..
СОЛДАТ. И спрашивает: откуда, мол, тогда берутся новые души?
ГОСПОДЬ. Любопытно… А что – буддист?

На заднем плане появляется Смерть – идет, едва ноги
передвигает.

СОЛДАТ. А буддист спросил…

Вслушивается.
Говорит задумчиво.

«А кто-нибудь души срубленных деревьев считал?»

Чуть поворачивает голову – словно чувствуют за спиной Смерть.

ГОСПОДЬ. Логично…
Всё! Прием окончен! Займемся делами насущными.

Берет Земной шар, увеличительное стекла и углубляется
в работу.
Смерть выползает на авансцену.

СМЕРТЬ. Ну, теперь хоть подерусь с солдатом, а сама дойду до господа!
За что так девять лет он меня наказывает?
СОЛДАТ. Стой! Куда идешь?

Смерть молчит, пытается пройти к Богу.
Сол¬дат ее не пускает.
Смерть замахнулась косой.

СМЕРТЬ. Пропусти!

Солдат – винтовку наизготовку.

СОЛДАТ. Не пущу!
СМЕРТЬ (кричит). Госпо-о-оди! Помо-о-о-о-оги-и-и-и!

Господь услыхал.

ГОСПОДЬ. Что за шум?

Всматривается в Смерть.

Что ты, Смерть, такая худая стала?

Смерть упала в ноги.

СМЕРТЬ. Да как же мне худой-то не быть!?
Мучилась я целых девять лет!
Все по лесам таскалась!
Три года точила старые дубы!
Три года молодые дубы!
А три года глодала самые малые дубки!..
Еле ноги таскаю!
Господи, за что ты на меня прогневался?
ГОСПОДЬ. Что ты, Смерть?
С чего ты взяла, что я посылал тебя дубы грызть?

Смерть молчит.
Господь повернулся к Солдату.

ГОСПОДЬ. Это все ты!?
СОЛДАТ. Виноват, господи!
ГОСПОДЬ. Ну, так поди-ка теперь да откармливай её девять лет!

Смерти.

А если откажется – умори его!

Хлопает в ладоши и уходит.
Загремела громами и молниями музыка.
Невидимая сила закрутила-завертела Солдата и Смерть.
Музыка затихла.

СМЕРТЬ. Ну?! Корми!
СОЛДАТ. Чтобы я – русский Солдат – смерть кормил? Никогда!
СМЕРТЬ. Отказываешься? Тогда придется тебя уморить!
СОЛДАТ. Что ж, надо когда-ни¬будь умирать! Мори мной свой голод,
людоедка!.. Забирай мою душу!
СМЕРТЬ. Ты меня с Войной не путай!
Это она людоедством занимается – жрет всех без разбора!
А я Божье Дело делаю – слежу, чтобы в мире разумный баланс между
Жизнью и Смертью был!
Бог знает – кого и когда мне надо забирать!
А ты не в свои дела полез – Божий Промысел жалкой человеческой жалостью нарушил!
Говори своё последнее желание и – всё!
СОЛДАТ. А три желания можно?
СМЕРТЬ. Хорошо – три желания, но побыстрей!
СОЛДАТ. Вина хочу выпить! В бане попариться!..
А третье желание я тебе потом скажу!
СМЕРТЬ. Будь по-твоему!

Свистит.
Появляются черти и ангелы.
Черти выносят рог с вином, а ангелы – банный
веник.
Солдат берет рог.
Отпивает глоток.

СОЛДАТ. Не привык я пить один. Давай со мной – за кампанию?
СМЕРТЬ. Ну, давай – раз такая твоя последняя воля.

Берет рог из рук Солдата.
Отпивает глоток.

СОЛДАТ (чертям и ангелам). А вы что стоите? Хороводы водите!

Черти и ангелы водят хороводы.
Солдат и Смерть пьют вино.

СМЕРТЬ. Всё! Вино выпили – иди в баню парься…
Я тут тебя подожду…

Берется за голову.

Хмель в голову ударил… Подремать надо. Не убежишь?
СОЛДАТ. Не убегу.

Берет веник.
Смотрит на Смерть.

А ты сама-то – когда последний раз в бане была?
СМЕРТЬ. Никогда не была! Недосуг мне баням шляться.
У меня дел – невпроворот!
СОЛДАТ. Вот и я про то!.. Столько лет живешь, а в бане не была.
Пойдем, я тебя перед смертью своей в баньке попарю – веничком… Чтобы помнила меня – солдата…
А там, глядишь и третье мое желание исполнится. А?
СМЕРТЬ. Пойдем – раз такая твоя последняя воля…
А что за третье желание? Говори сразу…
СОЛДАТ. А я его тебе на ушко скажу. По дороге…

Шепчет что-то Смерти на ухо.

СМЕРТЬ. А это как?
СОЛДАТ. Вот видишь!.. Ты даже этого не знаешь!..
Скажи кому – все смеяться будут!
СМЕРТЬ. Я им посмеюсь! Уморю всех, на фиг!..

Пошатнулась.

Ох! Совсем захмелела… Ну, где твоя баня?..
И что ты мне еще на ухо шептал?..

Чертям и ангелам.

А вы не подслушивайте!
Пойте, танцуйте и не мешайте мне Солдата в последний смертный путь провожать!

Солдату.

Веди, служивый… ик… в баню!

Пошатывается.
Солдат подхватывает Смерть под локоть.
Смерть поет.

«Напилася я пьяна… не дойду я до дома…»

Солдат и Смерть уходят.
Появляются Первый Ангел и Первый Черт.

ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Куда Смерть служивого поволокла?

Ангелы и черти показывают в ту сторону, куда ушли
Солдат и Смерть.

ПЕРВЫЙ АНГЕЛ. Это кто кого еще поволок. Первый раз вижу, чтобы
Солдат и Смерть в обнимку шли!..
ОБА (чертям и ангелам). Идите – делами займитесь!
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. То же мне – телесериал нашли!

Ангелы и черти разбегаются.
Ангел и Смерть смотрят вслед Солдату и Смерти.

ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Нет! Не уморит Смерть Солдата! Кишка у нее тонка!
ПЕРВЫЙ АНГЕЛ. Уморит!.. Чем Солдат девять лет ее кормить будет?
Он гол – как сокол! Ему себя бы прокормить…
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Солдат найдет, чем Смерть угостить…
ПЕРВЫЙ АНГЕЛ. Не-а… Не найдет!

Всматривается.

Что они там делают?
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Кажись, в бане парятся…
ПЕРВЫЙ АНГЕЛ. После бани Смерть еще больше проголодается!

Первый Черт смотрит на Ангела.

После бани обычно – зверский аппетит.
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. На спор – по «четвертному», что не уморит Смерть
Солдата?
ПЕРВЫЙ АНГЕЛ. Спорим!

Спорят и разбивают руки.
Всматриваются опять в сторону Солдата и Смерть.

ПЕРВЫЙ АНГЕЛ. А что они теперь делают?
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Да-а… Силен Солдат!

Ангелу.

А ты говорил, что ему и угостить нечем!?

Восторженно.

Гол! Но сокОл!

Ангел и Черт отворачиваются в другую сторону.
Смотрят на часы.

Зови Господа – девять лет прошло!
ПЕРВЫЙ АНГЕЛ. Сам зови… У меня голос пропал…

Передает черту «четвертной».
Звучит музыка.
Входит Господь.

ГОСПОДЬ. Девять лет прошло…
Хорошо Солдат откормил Смерть?

Ангел и Черт молчат.

Что? Смерть все-таки уморила Солдата?
ПЕРВЫЙ АНГЕЛ. Такого уморишь!
ГОСПОДЬ. Так что же – откормил Солдат Смерть?
ПЕРВЫЙ ЧЕРТ. Откормил, Господи. На славу откормил…
ГОСПОДЬ. Так зовите их сюда! Будем над Солдатом суд вершить…

Ангел и Черт хлопают в ладоши.
Звучит музыка.
Входят Солдат и Смерть, одетые в белые одежды.
Солдат и Смерть держатся за руки.
На голове Смерти яркий венок из цветов.
Господь явно поражен видом Смерти.

Я не узнаю тебя, Смерть?..
СМЕРТЬ. И я себя не узнаю, Господи!..
Я много веков прожила и была женщиной опытной во всех отношениях. А мужской любви не знала…
Впрочем, как и женской…
Не довелось как-то…
Так уж сложилось – никто меня не любил…
А теперь мне так хорошо… так хорошо… что словами не описать…

Кладет голову на плечо Солдату.

ГОСПОДЬ. Да, Солдат, победил ты Смерть…
СОЛДАТ. Да какая же она Смерть, Господи!? Она для меня – Жизнь!..
И не только для меня…
ГОСПОДЬ. Не понял… Объясни!?
СОЛДАТ. А что тут объяснять!? Смотри!

Свистит в два пальца.
Громко кричит.

«Рота – ко мне!»

Звучит залихватская солдатская музыка.
Выбегают (или вымаршировывают) ДЕВЯТЬ
МАЛЬЧИШЕК-СОЛДАТИКОВ.
Они становятся перед Солдатом и Смертью.

Это, Господи, семья наша!
ГОСПОДЬ. Откуда столько?
СОЛДАТ. Так ведь – девять лет прошло!
ГОСПОДЬ. Ну что ж – благословляю! Живите!

Ангелу и Черту.

Ну что уставились?
Счастливых людей не видали?..
А впрочем, смотрите.

Зрителям.

Вот так всегда бывает – когда черт с ангелом свяжутся…

Ангелу и Черту.

Смотрите и запоминайте – когда еще людей такими
счастливыми увидите!
А я пошел…

Разводит руками.

Дела ждут…
СМЕРТЬ. Господи, а как же?..
ГОСПОДЬ. Живи! Теперь ты – Жизнь!..
А – Смерть...

Задумчиво.

Свято место пусто не бывает…
Объявим тендер.

Вглядывается в зал.

Желающие на должность Смерти всегда найдутся…
Главное, чтобы сволочь на это место не пробралась.

Хочет уйти.

СОЛДАТ и ЖИЗНЬ. Господи!..
ГОСПОДЬ. Ну что – «господи»?.. Не упоминайте имя Господа всуе!
Сказано вам: живите и здравствуйте!

Зрителям.

И вы – живите и здравствуйте!

Звучит красивая музыка.

ЗАНАВЕС.

| Главная страница | Все сценарии |