Обрядовый праздник "Зелёные святки"

| Главная страница | Все сценарии |

Зеленые святки

Семик.
Троица.
Русалья неделя.

Обрядовый праздник.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:
Нюра – она же Семик
Степка – он же Семичиха
Мужики:
Иван
Петр
Федор
Девицы:
Маша
Дуня
Ксюша
девушки
русалка
Звучат «Времена года» П. И. Чайковского — «Барка-ролла». Появляется Мужик. Он слушает музыку, вздыхает и тоскливо кричит.

МУЖИК. Мужики-и-и! Мужики-и-и!

Появляются еще два Мужика.

МУЖИКИ. Чаво?
1-Й МУЖИК (назовем его Иван, передразнивает их). «Чаво-чаво»!
Баркаролла! Чайковский!
МУЖИКИ (с пониманием). А-а-а...

Слушают музыку.

ИВАН (с тоской). Мужики-и, выпить хочу!
2-Й МУЖИК (будем звать его Петр). Эка невидаль! Когда это было,
чтобы ты, и выпить не хотел?!
3-й МУЖИК (Федор). Думает, он один такой — выпить хочет!
Все хотят!

Обращается в зал.

Я правильно говорю?

Слушает реакцию зала.

Во-о! Все хотят. Но не орут, как ты: «Выпить хочу!»
ИВАН. Мужики-и. Во-о!

Гордо распахивает полы кафтана, а там спрятанная бутылка.

ПЕТР. Ух ты!
ФЕДОР. Где достал?
ИВАН. У жены утянул. У нее сегодня какой-то праздник.
ФЕДОР. Точно! Сегодня же Семик!
МУЖИКИ. Чаво?
ФЕДОР. Семик! Девичий праздник! Перед Троицей, в четверг, всегда Семик!
Смотрите, а вон и девки идут!

Звучит музыка.
Появляются Девицы.
Среди них Семик — девчонка, одетая в рваную мужскую одежду; и Семичиха — парень, наряженный в женские одеяния. Оба они с помелами и худыми ведрами.
Стучат в ведра, пугают детей.
Девицы, с зелеными ветками в руках, пляшут вокруг них. Увидев Мужиков, девицы начинают выпрашивать у них подарки.
Семик и Семичиха готовят мешки.
1-я девица пусть она будет Машей, обращается к Мужикам, указывая на Семика и Семичиху

МАША. Семик честной, Семик ладужный, Послал за винцом...

Девицы ждут ответа.
Мужики отвернулись — не хотят ни¬чего давать.

2-Я ДЕВИЦА (пусть она будет Дуней, вступает в разго¬вор). Все
шелковые, полушелковые.

Семик и Семичиха приосаниваются.

Семику да Семичихе — по яиченьку!

Семик и Семичиха протягивают к Мужикам мешки.
Мужики отворачиваются в другую сторону.

3-Я ДЕВИЦА (назовем ее Ксюшей). Семик баню продает!
МУЖИКИ (радостно поворачиваются). Продает?
КСЮША. Семичиха не дает!
МУЖИКИ. Как это «не дает»? Почему не дает?
СЕМИЧИХА. Стряпала-стряпала, в тесто ложки спрятала!
МУЖИКИ. Чаво?
МАША (как бы «переводит» слова Семичихи). Она говорит, что
вы люди бедные...
ИВАН. Это мы-то бедные?
ПЕТР. Это мы-то бедные?
ФЕДОР. Мы — бедные?
ИВАН (распахивает кафтан). Во-о-о!
ПЕТР. Во-о-о!

Распахивает свой кафтан — какой там только нет закуски!

ФЕДОР. Во-о-о!

Распахивает свой кафтан, вынимает спрятанные вино и закуски.
Мужики гордо - они ведь не бедные - отдают Девицам все свои
припасы.
Девицы, охая и ахая от восторга, убирают все в мешки Семика и Семичихи.

МУЖИКИ (вывернув карманы). Все!
ДЕВИЦЫ (с поклоном). Тогда прощайте.

Звучит музыка.
Девицы пляшут с Мужиками кадриль, а затем убегают вслед за исчезнувшими Семиком и Семичихой.

ФЕДОР (восхищенно глядит им вслед). Полетели... газели...
ПЕТР (еще более восхищенно). Лебеди-и белыя!
ФЕДОР. Хорошо потанцевали-и...
ПЕТР. Хорошо-о...
ИВАН (растерянно). Мужики-и...
ПЕТР и ФЕДОР. Чаво?
ИВАН (еще более растерянно). Выпить хочу...

Тут-то и Федор и Петр опомнились.
Шарят по карманам — пусто.

Иван (со злобной укоризной). Мужики-и-и... Хорошо потанцевали?
ФЕДОР. Так... Улетели... «газели».
ПЕТР. Л-л-лебеди белыя... Вот тебе и выпили...
ИВАН. Мужики-и, выпить хочу-у-у...
ФЕДОР. Ну, девки, погодите, будет и на нашей улице праздник!
ПЕТР. Праздник?

Федору.

«Семик-семик», «Девичий празд¬ник»...
ФЕДОР. Да — Семик! Да — праздник! Да — девичий! Нечего
было перед ними выпендриваться!
ИВАН (в прострации). Мужики-и-и...
ПЕТР (Федору). Это кто это «вы-пе...», как ты сказал?
ФЕДОР. Пендриваться!
ПЕТР. Вот именно! Сам ты такой — вы... выпе... невыговари¬ваемый...
ИВАН. Мужики-и-и...
ФЕДОР (Петру). А ты на себя посмотри!
ИВАН. Мужики-и!
ФЕДОР и ПЕТР. Ну чаво?
ИВАН. Мужики-и, а куда девчата ушли?
ПЕТР. А я откуда знаю?
ФЕДОР (гордо). Я знаю!
ИВАН и ПЕТР. Куда?
ФЕДОР (не торопясь, играя на нервах). В этот день...
МУЖИКИ. Ну?
ФЕДОР. Девки...
МУЖИКИ. Ну?
ФЕДОР. Уходят тайком от нас — мужиков...
ИВАН. Тайком от нас — мужиков — куда?
ФЕДОР. В лес! И там гуляют.
МУЖИКИ (радостно). В лес? И там гуляют?!
ИВАН. Гуляют?
ПЕТР. Без нас — мужиков?
ИВАН. Без нас — мужиков? Где у нас лес?
ПЕТР. Лес у нас где?
ФЕДОР (огорченно разводит руками). Ку-ку!
МУЖИКИ. Что «ку-ку»?
ФЕДОР. Лес у нас давно — «ку-ку»!
ИВАН. Ты, Феденька, не кукуй, а лучше скажи, что делать-то?
ФЕДОР (кивает на Петра). Пусть он попросит.
ПЕТР. Скажи, Феденька, ты же самый умный у нас...
ИВАН. А чего это он самый умный?
ПЕТР. Он же возле школы живет — все знает... Говори, Федя!
ФЕДОР (Ивану). Тебя жена дома как зовет?
ИВАН. Ну-у, дубина стоеросовая?..
ФЕДОР. Дуб, значит!
Петру.

А тебя?
ПЕТР. Пень старый.
ФЕДОР. Хорошо.
ПЕТР. А чего тут хорошего?
ФЕДОР. Пень — это тоже дерево! Низкоспиленное, но дерево!
Значит так: ты у нас пень, ты — дуб. А я березкой буду.
Вот и лес!
МУЖИКИ. А чего это — мы вон кто, а ты «березка»?
ФЕДОР. Эх, вы, дубы! Девки не просто в лес идут. Они в лесу березку
будут искать, то есть меня!
МУЖИКИ. А зачем они тебя, тьфу, то есть березку, будут искать?
ФЕДОР. Девки потому что!
МУЖИКИ (с пониманием). А-а-а! Тогда ладно!
ФЕДОР. Притворяемся в лес дубово-пнево-березовый!
Сейчас девчонки появятся, да как в трех наших стволах заблу¬дятся, мы у них все и тю-тю!
МУЖИКИ (довольно). Тю-тю!

Мужики притворяются деревьями.
Звучит веселая музыка.
По¬являются Девицы, Семик да Семичиха.

ДЕВИЦЫ (кричат). Ио, йо, Семик да Троица!

Девицы достают выпивку и закуску.
Федор и Петр радуются.

ДУНЯ. Не радуйтесь, дубы,
Не радуйтесь, зеленые!
КСЮША. Не радуйтесь, пеньки!
Не радуйтесь, пиленые!
СЕМИК и СЕМИЧИХА. Не к вам девушки идут,
не к вам идут красные!
Не вам пироги несут,
лепешки да яичницы!
ДЕВИЦЫ. Ио, йо, Семик да Троица!

Девицы раскладывают вокруг Федора вино и закуску.

ФЕДОР (Мужикам). Живем, ребята!

Дразнит их.

Тю-тю-тю!

Петр и Иван грозят ему кулаками.

СЕМИК (Федору). Березка, березка,
Завивайся, кудрявая!
К тебе девки пришли,
к тебе красные пришли,
принесли пироги со яичницей!

Девицы водят вокруг березки хоровод.
Затем садятся, едят-пьют, угощают Федора.

ДУБ. Чего едят-то?
БЕРЕЗКА. Яичницу!
ДУБ. Чего пьют-то?
БЕРЕЗКА. Вино да пиво!
ДУБ. Мужики-и! Не выдержу-у! Корни засохли-и! Выпить хочу-у!
БЕРЕЗКА. Хотеть — оно не вредно!

Девицы опять водят хоровод вокруг «березки».
Водят хоровод более весело, более шумно, и опять едят и пьют и друг друга угощают.

ПЕНЬ. Чего едят-то?
БЕРЕЗКА. Яичницу!
ПЕНЬ. А чего пьют-то?
БЕРЕЗКА. Вино да пиво!
ПЕНЬ. Хочу пива-а-а!
БЕРЕЗКА. После пива будешь стоять криво!

Смеется.
И Дуб и Пень грозят ему ветвями-кулаками.

ДУБ. Погоди, вот девки уйдут — мы тебя по-своему угостим!
ПЕНЬ. Мы тебе ветки-то пообломаем!
МАША. Девчата! Давайте березку завивать — украшать!

Захмелевшие девицы с визгом расхватывают бусы, ленты, кольца и украшают «березку».

БЕРЕЗКА. Девки, дуры! Вы чего? Отпустите!
КСЮША. Девчата, слышите, как березка шумит? Нравится ей!
БЕРЕЗКА. Караул! Помогите-е!
ДУБ (ехидно). Не поможем...
ПЕНЬ (еще белее ехидно). И чего это они с тобой, беленькой березкой,
делают?
БЕРЕЗКА. Как чего? Украшают! А сейчас завивать начнут!
ДУБ (очень ехидно). А как это — завивать?
БЕРЕЗКА. «Как-как»! Раскакакался! Не знаешь, что ли?
ДУБ. Ой, не знаю!
БЕРЕЗКА. Ну и не надо вам этого знать!
ПЕНЬ (злорадно). Я знаю! Девчата берутся за ветки... и скручивают
их в венок!

Девицы берут «березку» за ветки и скручивают их в венок.

БЕРЕЗКА. А-а-а-а! Вы чего делаете-то! Больно же!
ДУНЯ. Во-о! Венок сплели!
БЕРЕЗКА. Дуры-ы-ы! Больно же!
КСЮША. Шумит береза, нравится ей.
СЕМИК. Ой, девчата, забыли березе косички заплести!
ДУБ. Ха-ха-ха! Точно, косички забыли ей заплести! А ну-ка,
заплетите ей косички, да потуже!

Девицы заплетают «березе» косички.

БЕРЕЗКА. Не надо! Не трожьте! Не хочу-у-у!
СЕМИК. Девчата, ветки лентами перевязывайте!
ПЕНЬ. Лентами! Лентами перевязывайте! Чтоб пошевелиться не
могла!
СЕМИК. Еще колокольчики повесьте и бусы!
ДУБ. Колокольчики вешайте! И побольше! Пусть звенит и радуется!
СЕМИК. А теперь пригибайте ее к земле и приплетайте к траве!
ДУБ и ПЕНЬ. Пригибайте ее! Да покруче!

Девушки пригибают «березу» к земле.

БЕРЕЗКА. Девушки, милые, не надо! Люди добрые! Помогите!
Природу губят! На корню! Спасите!
КСЮША. Шумит березка, нравится ей!
ДУБ и ПЕНЬ (Березке). Так тебе и надо! Вот тебе и Семик! И пиво!
И яичница! И тю-тю-тю!
СЕМИК. Девицы, березку нарядили?
ДЕВИЦЫ. Нарядили!
СЕМИК. Лентами, бусами, колокольчиками украсили?
ДЕВИЦЫ. Украсили!
СЕМИК. Ветки завили?
ДЕВИЦЫ. Завили!
СЕМИК. А желания загадывали?
МАША. Девчата, мы желания не загадали!
СЕМИК. Становись в хоровод!

Девицы образуют вокруг «березки» хоровод и водят его с песней «Во поле березонька стояла».

БЕРЕЗКА (распрямившись, Дубу и Пню). Э-эй! Братва! А мне совсем не
больно! А очень даже хорошо. Это я притворялся, что мне больно.
А на самом деле девчата очень бережно ко мне относятся! И нежно, и ласково! Я для них сегодня — культ.
ДУБ и ПЕНЬ. Чаво?
БЕРЕЗКА. «Чаво-чаво»?! Сегодня культ березки! Так что я сегодня...
ДУБ (перебивает его). Самый культурный, что ли?
ПЕНЬ. А я чего-то припоминаю, что у березок еще и макушки заламывают!
БЕРЕЗКА (испуганно). А вот этого не надо! Потому что лес губить —
вредно! А я есть лес! В единственном числе.
ДУБ. А мы не деревья, что ли?
БЕРЕЗКА. А вы — увы! Один — дубина стоеросовая. А дру¬гой — пень
неотесанный! Сейчас как надоумлю девчат шашлыки жарить! Как вы думаете, кто на дрова пойдет?
ДУБ и ПЕНЬ. Не губи, Федя, мы больше не будем ругаться с тобой!
БЕРЕЗКА. То-то же!
СЕМИК. Девчата, желания загадали?
ДЕВИЦЫ. Загадали!
СЕМИК. Начинайте кумоваться!
ДУБ и ПЕНЬ. А это еще что такое?
БЕРЕЗКА. А это самое приятное. Сейчас увидите!
СЕМИК. Кумушки, кумитеся,
где сойдетесь, поклонитеся,
домой пойдете — не бранитеся!
ДЕВИЦЫ (разбившись на пары):
Покумимся, кума, покумимся,
чтобы нам с тобой не браниться,
вечно дружить.

Девицы троекратно целуются через березовый венок или через веревочку, на которой нагрудный крестик висит, и обмениваются крестиками, бусами иди сережками.

СЕМИК. Кумушки, учтите: если поссоритесь и раскумитесь - все вещи
придется назад отдавать.
ДУНЯ. А мы ссориться не собираемся. Мы же не мужики пьяные!
ДУБ. Во-о девки дают!!
ПЕНЬ. Во дают девки!
МАША. Ой, девчата, мы, кажись, перегуляли! Вроде и выпили
немного, а я уже стала понимать, что деревья говорят...
ДУНЯ. И я давно слышу — то ли дубы шумят, то ли мужики болтают...
КСЮША. И мне так кажется, что мужики здесь где-то болтаются.
Тс-с-с...

Девки прислушиваются
ПЕНЬ (Дубу). Пора сматываться!
ДУБ (Пню). Сматываться пора.
БЕРЕЗКА. Ребята, уходим вместе!

«Лес» стал потихоньку уходить в глубь сцены.

МАША. Девки! Смотрите! Лес удирает!

Девицы кидаются вдогонку за «лесом».

ДЕВИЦЫ. Лови! Хватай!

Мужики пытаются убежать.
Иван и Петр скрылись.
А Федора девицы схватили.

ДУНЯ. Мужики за нами подсматривали!
КСЮША. Ишь, какие любознательные!
МАША (гладит «березку»). А ты-то, глупенькая, куда побежа¬ла?
БЕРЕЗКА. Девушки, красавицы!
ДЕВИЦЫ. О-ой! Береза заговорила! Чудо-о-о!
БЕРЕЗА. Никакое я не чудо! Это я — Федя!
ДЕВИЦЫ. Федя?
БЕРЕЗКА. Это я по глупости в березу обратился. А теперь и сам не рад.
Девушки, милые! Развивайте меня обрат¬но — в человека!
МАША. Федька!
ДУНЯ. Ну-у, Федька!
КСЮША. Ах ты, Федька! Сейчас мы тебе развивание устроим!
СЕМИК. А куда торопиться?
СЕМИЧИХА. Мы еще кукушку не крестили...

Девицы переглянулись.

МАША. Да! Мы еще кукушку не крестили.
КСЮША. Сейчас мы, не торопясь, сходим...
ДУНЯ. Не спеша поймаем кукушку...
МАША. Потихоньку принесем ее сюда...
КСЮША. Наденем на нее крестик...
ДУНЯ. И будем кумоваться... пока-а не надоест...
БЕРЕЗКА. Ах!
МАША. А пото-о-ом...
СЕМИК. На Петров де-е-ень...
БЕРЕЗКА (испуганно). Когда?
СЕМИЧИХА. На Петров день...
КСЮША. Хоронить кукушечку будем...
ДУНЯ. Как похороним, так тебя, Феденька — березонька ты
наша,— и отпустим...
БЕРЕЗКА. А-а-ах!
МАША. Да где же это в нынешнее время живую кукушку найдем,
в зоопарке, что ли?
СЕМИК. А мы возьмем лоскуты...
СЕМИЧИХИ. Тряпочки...
МАША. Материю разную...
КСЮША. Принесем сюда...
ДУНЯ. Сходим за нитками...
СЕМИК. Не торопясь, сходим...
МАША. Ну не бегом же побежим!
ДУНЯ. Не торопясь, сходим за нитками...
МАША. Потом за иголками...
КСЮША. Сошьем потихонечку что-нибудь вроде кукушечки...
МАША. Посадим ее на веточку.

Березке.

У тебя веточка есть?
БЕРЕЗКА (только успел рот открыть). А-а-а-а...
МАША. Найдем веточку. Посадим на нее кукушечку...
КСЮША. Наденем на кукушечку крестик...
ДУНЯ. И будем кумоваться...
ДЕВИЦЫ. Пока не надоест.
СЕМИК. А потом...
СЕМИЧИХА. На Пе-е-етров день похороним кукушечку...
СЕМИК. Вот тогда тебя...
ДЕВИЦЫ. И отпустим!
БЕЕЗКА. Ох! Я же умру от голода! Засохну от жажды...
ДУНЯ. А мы тебя по очереди поливать будем.
МАША. Нет!
ДУНЯ. Что «нет»? Не будем поливать?
МАША. Нет, поливать будем. На Петро-ов день ее не отпустим. А срубим! И
в воду бросим, чтобы дождь был...
ДЕВИЦЫ. Правильно!
БЕРЕЗКА. Девицы-красавицы!
ДЕВИЦЫ. Да-а, мы слушаем тебя.
БЕРЕЗКА. Девицы-красавицы...
КСЮША. Еще раз повтори — это так приятно.
БЕРЕЗКА. Девицы-красавицы! А если я расскажу обряд, как можно кукушку
сделать, чтобы не ходить за нитками и иголками, чтобы не шить ничего и на веточку не са¬жать, — отпустите меня?
СЕМИЧИХА. Мы подумаем.
ДЕВИЦЫ. Мы подумаем.
БЕРЕЗКА. Вы подумайте, а я пока расскажу. Значит так. Надо взять ветку...
МАША. Железнодорожную?
БЕРЕЗКА. Березовую... Надо взять ветку, воткнуть ее в землю,
надеть на нее ленты, бусы, три крестика — вот вам и кукушка!
СЕМИК. Ты смотри — все знает, а притворяется, что не разви¬той!
БЕРЕЗКА. Парень-то я развитой. Я хочу, чтобы вы меня, как березу,
развили.
СЕМИК. А ты не торопись. Мы еще с тобой на деревню не ходили...
СЕМИЧИХА. Вот будем ходить по всем подругам и чай пить!
КСЮША. И яичницей закусывать!
БЕРЕЗКА. Издеваетесь?
ДУНЯ. Издеваемся, Феденька, издеваемся.
БЕРЕЗКА. И очень напрасно. Сегодня Семик, а в Семик березу,
знаешь, как уважали? С ней обходили поля и огороды, чтобы
засухи не было. Считается, что береза русским людям силу свою отдает.
МАША. А что же нам делать? По обычаю, мы должны тебя
срубить, по дворам и по полям походить, а потом...
ДУНЯ. В реку бросить.
БЕРЕЗКА. А я знаю такой обряд, когда и березку рубить не
надо! И есть с чем поля обойти и что в речку бросить —
чтоб засухи не было!
ДЕВИЦЫ. Это какой такой обряд?
БЕРЕЗКА. А такой! Разэтакий! А ну, раздевайтесь!
ДЕВИЦЫ. А это еще зачем?
ФЕДОР (снимая с себя «березкины» украшения). Березку делать
будем!
МАША. Совсем раздеваться, али как?
ФЕДОР. А это как люди добрые решат.

Обращается к зрителям.

Люди добрые, девчатам совсем раздеваться, али как?

Слушает зрителей.

Слышали глас народа? Раздевайтесь совсем, но не полностью!
С каждой девицы по тряпке — кукла должна получиться.
Эту куклу в народе и называют «березкой».
СЕМИК. Точно. А вот топить ее не надо!
ФЕДОР. Почему?
СЕМИК. По кочану. Ее сжигают!
ФЕДОР. Все понял. Спички есть.

Девчатам.

А ну-ка, дев¬чонки, сообразите нам «березку»!

Девицы с визгом убегают за кулисы.

СЕМИК. Белая березонька, милости просим к нам! Не побрез¬гуйте нашим
хлебом-солью!

Звучит музыка.
Девицы выносят куклу-березку.

ВСЕ (с поклоном). Прощай, Семик!
СЕМИК. Чего это сразу и прощай?
Во-первых, еще березку не сожгли!
СЕМИЧИХА. Во-вторых, у нас к народу слово есть.
СЕМИК (в зал). Люди добрые, слушайте и запоминайте.

Появляются Мужики.

Я - Семик - прихожу в четверг и ухожу в четверг.
А вот в Троицыну субботу - Родительская суббота.
СЕМИЧИХА. Надо на могилки сходить, цветами или пучком
травы могилки подмести - глаза умершим протереть.
СЕМИК. Помянуть родителей. Поплакать. И самим выпить, и на
могилки полить.
СЕМИЧИХА. А еще в этот день нельзя ни полы мыть, ни белье стирать,
ни в баню ходить: в Троицыну субботу Вода - именинница!
СЕМИК. А в воскресенье - Лес именинник: его нельзя ни рубить, ни
пилить, и ветки у деревьев ломать тоже нельзя.
СЕМИЧИХА. А в понедельник именины у Земли. Не вздумайте
огороды копать!
ФЕДОР. Погоди-погоди, Семик. А я знаю, что на Троицу надо дома
украшать зеленью - стены ветками, а пол - тра¬вой.
СЕМИК. Мужик, а я на что? Вот сегодня и запасайся травой и ветками.
ИВАН. А еще чего сегодня можно?
СЕМИЧИХА. А еще сегодня нужно гадать при реке или колодце.
Умывать глаза водой, чтобы не болели, и бросать в реку или колодец мелкую монету. А для чего - знаешь?

Зрители подсказывают.

Правильно — на счастье.
СЕМИК. А вот теперь - прощайте!

Звучит веселая музыка.
Девицы и Мужики пляшут.
В ходе пляски исчезают и Семик и Семичиха, разбегаются Де¬вицы.
Остаются три Мужика и кукла-березка.

ФЕДОР. Ну вот! Разбежались кто куда!

К зрителям.

А ну-ка, люди добрые, угадайте - куда девчата убежали?
Кто угадает - получит приз.

Слушает ответы.

Точно — к реке!

Вручает приз угадавшему.

ПЕТР. А что они там, у реки, делали? Тому, кто правильно скажет, я свой
приз вручу.

Слушает ответы зрите¬лей.

Совершенно верно — венки плели и в реку броса¬ли.

Вручает приз.

ИВАН. А для чего венки в реку бросали?

Слушает зрителей.

Точно! Гадали! Чей венок первым к берегу приплывет, та девушка
первой и замуж выйдет.
ПЕТР. Чей венок приплывет вторым, та выйдет замуж после своей подруги.
ФЕДОР (страшным голосом). А если венок начнет качаться на одном месте и
не выплывет, то хозяйка венка никогда не выйдет замуж!
А если венок потонет, той девушке или ее жениху суждено умереть!
ПЕТР и ИВАН. Ух ты!
ФЕДОР. Вот вам и «ух ты»! Ну ладно - эти страсти на Семик загадывают.
А мы перейдем к Троице.
Значит, запомнили - в субботу не мыть, не стирать, в баню не ходить!
ИВАН. В воскресенье деревьев не рубить, веток не ломать.
ПЕТР. В понедельник землю не рыть!
ФЕДОР. Не спеши. К понедельнику мы еще вернемся. О нем разговор
отдельно. А пока...
МУЖИКИ. Троица-а!

Звучит лирическая русская песня.
Появляются Девушки в венках, с травой в руках, посыпают травой или раздают зрителям веточки.
Подходят к кукле-березке, осматривают ее.

ПЕТР. Чего они делают?
ФЕДОР. Осматривают свои венка, завитые еще на Семик. Гадают по ним.
ИВАН. Как это?
ФЕДОР. Если венок завял или расплелся - плохо.
ПЕТР. А еще на чем гадают на Троицу?
ИВАН. Я знаю! На кукушке!
ФЕДОР. Ой, не надо!
ИВАН. На настоящей кукушке.

Мужики притворились деревьями.
Девушки выходят на авансцену.

МАША. Кукушка-кукушка, сколько лет еще мне быть в доме отца?
ИВАН. Ку-ку-ку-ку-ку!
МАША. Пять лет...
ДУНЯ. А мне, кукушка, сколько лет быть в доме отца?
ПЕТР. Ку-ку!
ДУНЯ. Два года?
ПЕТР (разводит руками). Ку-ку!
КСЮША. А мне, кукушка?
ФЕДОР. И тебе - ку-ку!

Появляется Девушка, до того игравшая Семик.
За ней, крадучись, выходит Парень, игравший Семичиху,
и маскиру¬ется под дерево.
Назовем девушку Нюрой, а паренька Степкой.

НЮРА. А мне, кукушка, сколько лет жить в отцовском доме?
СТЕКА. Ку...
НЮРА. А почему так ма...

Нюру обрывает громкий крик - лучше всего, если бы этот крик звучал не со стороны сцены, а из зрительного зала - из дверей.

ГОЛОС. Нюрка! Беги домой! Там тебя сватать приехали!

Напрягся от неожиданности Степа и сразу как-то обмяк.

НЮРА. Ой, мама! Ой, мама! О-о-ой! А-а-а-ай! Ой, я боюсь!
ДЕВИЦЫ. Чего ты боишься?
НЮРА. А? Я боюсь, что пока добегу — жених смоется! Пропу¬стите до хаты!

Убегает.
Расстроенный уходит и Степка.

МАША. Девчата, а давайте в воду венки бросать? На Троицу всегда венки в
реку бросали.
ДУНЯ (провожая взглядом Степку). А реку мы где возьмем?
ФЕДОР. Мужики, поможем девкам?
ИВАН и ПЕТР. Поможем!

Мужики выбегают на сцену, садятся на корточки, руками делают плавательные боковые движения и хором говорят: «Плих-плюх-плюх!»

КСЮША. Ой, что это? «Плюхи» какие-то?
МАША. Сама ты плюха! Это волны речные плещутся!
ДУНЯ. Давайте венки бросать. Как будем делать - по-рязански али по
другому?
КСЮША. По-рязански - это как?
ДУНЯ. Объясняю. Заходим в воду. Кладем на воду венок. Умываемся водой
из серединки веночка. А потом броса¬ем венки на середину реки.
В какую сторону венок поплывет - в ту сторону замуж и выходить.
КСЮША. А по-другому - это как?
МАША. А это я знаю. Надо венки в воду сбрасывать не руками.
ВОЛНЫ-МУЖИКИ. А как? Ой, то есть - плюх-плюх-плюх!
МАША. Смотрите - показываю. Первый вариант.

Маша надевает венок на голову и резким движением-кивком сбрасывает его.

ВОЛНЫ-МУЖИКИ. Плюх-плюх-плюх.

«Волны» возвращают Маше венок.

МАША. Второй вариант.

Маша надевает венок на голову и резким движением головы скидывает его назад.
«Волны» тут же ловят венок.

Ну, а дальше так же: куда венок уйдет, оттуда и жених приплывет.
КСЮША. Девчата! Начинаем.

Звучит песня «Ох, ты, Порушка-параня».
Девушки движутся под музыку, заходят в «воду» и сбрасывают венки.
«Волны» ловят венки и возвращают девушкам, те вновь их сбрасывают.
И так все повторяется несколько раз.
В тот момент, когда девушки, танцуя, отходят немного в сторону от «реки», «волны-мужики» превра¬щаются в мужиков, бегут в зрительный зал, забирают у зрителей веточки и возвращаются на свои места.
И ловят венки уже не руками, а веточками, нижней их частью.

ДУНЯ (опомнившись). Ой, что вы делаете, бесстыжие?
ВОЛНЫ-МУЖИКИ. А что? Мы, волны речные, венки ловим.
ДУНЯ (показывает на прутики). А это что такое?
МУЖИКИ. Прутики.
ДУНЯ. Прутики? А вы знаете, что на Троицу гадают те девушки, которым
скоро замуж выходить?
МУЖИКИ. Ну, знаем.
ДУНЯ. А вы знаете, что венки - символ невинности?
МАША и КСЮША. А-а-ах!
МУЖИКИ. У-у-ух!
ДУНЯ. Вот именно! А то - прутики!

Тут такое начинается!
Девушки яростно ругают Мужиков.
Му¬жики оправдываются - что они взяли веточки у зрителей!
Будто бы те во всем виноваты - научили бедных мужичков
непотребным делам
Здесь зона актерской импровизации.
Вбегает Степка, у него на руках Русалка.

СТЕПКА. Мужики! Там русалки с деревьев падают!
МУЖИКИ. А-а-а-а!

Убегают за Степкой.

МАША. Ха-ха-ха! Русалок побежали ловить. Сейчас русалки им покажут,
где раки зимуют.

Дуня вешает венок на куклу-березку.

ДУНЯ. Русалка-русалочка, добудь мне суженого и ряженого...

Посмотрели на Дуню Маша и Ксюша и свои венки на «куклу» повесили.

КСЮША. Русалка-русалочка, добудь мне суженого и ряженого...
МАША. Русалка-русалочка, добудь мне суженого и ряженого..

Девицы прислушиваются к ответу, не слышному зрителям, и вдруг появляется Н ю р а — с огромным животом и кучей детей.

НЮРА. Привет, девки!
ДЕВКИ (испуганно). А-а-а-а!
НЮРА. Вы чего?
ДЕВИЦЫ. А ты чего?
НЮРА. Я чего? Да я подумала: а чего тянуть? Сразу и отстрелялась.
ДЕВИЦЫ. Ну ты вощ-щ-ще!
ДУНЯ. А ты детишек покрестила?
НЮРА. Успею еще!
ДУНЯ. Сплюнь. Ты знаешь, что с детьми происходит, когда они умирают
- тьфу-тьфу-тьфу, не дай бог тебе этого - некрещеными?
НЮРА. Что происходит?
ДУНЯ. Они превращаются в русалок! Злые духи похищают души
таких младенцев и дают им свободу явиться на свет Божий только в Троицын день и Духов день.
КСЮША. И тогда в глубокую полночь они бегают по берегам рек
и озер и поют, и хохочут, хлопают в ладоши и мяукают!
МАША. И мяукают!
НЮРА. Да ерунда все это!

Звучит страшная музыка.
Вылетают Злые духи и похищают Нюркиных детей. Страшная музыка переходит в плач-при¬читание.
Нюра замирает в скорби.
Маша, Дуня и Ксюша, покрыв головы платками, выходят на авансцену.
Плач-причита¬ние переходит в грустную волнующую музыку.

ДУНЯ. На Троицу первыми почитаются души детей, умерших без крещения.
КСЮША. Они выходят из преисподних своих и витают в легких парах утра.
МАША. Мать, оплакивающая плод своей любви, слышит голос его в шуме
ветерка и для успокоения тени жжет ладонь свою перед иконой Богоматери, украшенной белыми розами.
ДУНЯ. В течение сорока дней после воскресения Христа носятся скорбные
души в образе бабочек, пчелок и других крылатых насекомых, утоляя свою жажду из цветочных чашечек...
КСЮША. Души детей просят крещения... три раза...
МАША. И если на Троицу услышит кто детский плач или детские голоса,
то пусть скажет...
ДУНЯ. Я тебя крещаю, Иван да Марья, во имя Отца и Сына и Святаго духа...
КСЮША. Я тебя крещаю, Иван и Марья, во имя Отца и Сына и Святаго
Духа...
МАША. Я тебя крещаю, Иван и Марья, во имя Отца и Сына и Святаго Духа...
ДУНЯ. И ангелы возьмут детей...

Смолкла музыка.
Девицы опомнились.
Перед ними Нюра.

НЮРА. Девки, я боюсь!
ДУНЯ. А ты, когда будешь ложиться спать, положи на окно горячий хлеб.
Русалки питаются его паром. Глядишь — они к тебе добрее будут.
НЮРА. Ты что? Где я тебе возьму сейчас горячий хлеб? Тут
такого-то подчас не достанешь, а она - горячий!
КСЮША. Тогда повесь материю или полотно - русалкам на рубашки.
Глядишь — они к тебе добрее будут.
НЮРА. Еще не легче! Ты когда последний раз в магазине была?

В зал.

Люди добрые, объясните ей - сколько сейчас кусочек тряпки стоит?
Нынче такие приметы нам не по карману!

Вздыхает в сторону зала.

Да и не по нравам.
МАША. Я знаю, что надо делать!
ДЕВИЦЫ. Говори!
МАША. Лучшее предохранительное средство от русалок - это
трава «заря».
НЮРА. Где ты эту траву нынче найдешь? Я такую в глаза и не
видела!
МАША. Тогда - полынь!
НЮРА. Вот это легче!
МАША. Русалки полыни очень боятся. И если к тебе подойдет русалка
и спросит: «Полынь или петрушка?», ты ей ответь: «Полынь!»

Подкрадывается Федор, одетый русалкой.
ФЕДОР-РУСАЛКА (Маше). Полынь или петрушка?
МАША. Полынь!
ФЕДОР-РУСАЛКА. Сама ты сгинь!

Исчезает.
С другой стороны подбегает Степка, одетый русал¬кой.

СТЕПКА-РУСАЛКА (Нюре). Полынь или петрушка?
НЮРА. Петрушка!
СТЕПКА-РУСАЛКА. Ты ж наша душа!

Кидается на Н ю р у, та с визгом удирает.
Степка-русалка за ней.

КСЮША. Чего русалка хочет с ней сделать?
МАША. Защекотать до смерти!

Раздается уханье и голоса: «Девицы-красавицы, идите к нам на качелях качаться!»

МАША. Слышите - ухают?
КСЮША. Слышу!
МАША. Слышите - зовут?
ДУНЯ. Слышу!
МАША. Не верьте - заманивают!

Появляется Иван, переодетый Русалкой, пугает Девушек. Маша и Дуня убегают.

ИВАН-РУСАЛКА (Ксюше). Ты послухай меня, красна девица!
Я загадаю тебе три загадки.
Коли ты отгадаешь - я до дома отпущу.
А не отгадаешь - к себе возьму.
«Что растет без корня?
Что бежит без повода?
Что растет без всякого цвету?»

КСЮША (в зал). Люди добрые-е! Помогайте-е-е-е! Утопят же-е-е!

Ксюша общается с залом.
Зал помогает ей отгадать эти загадки.

Камень растет без корня!
Вода бежит без повода!
Папоротник растет без всякого цвету!
ИВАН-РУСАЛКА. Угадала! Ну да ладно - я тебя плеткой отстегаю!

Гоняется за Ксюшей.
Убегают за кулисы.
Появляется Маша, а за ней - Петр-русалка.
В руках у Русалки хлыст.

ПЕТР-РУСАЛКА. Постой-погоди, красна девица!
МАША (дразнит). Русалочка-русалочка, как лен?
ПЕТР-РУСАЛКА (показывает длину кнута). Во-о какой лен!
МАША. Уж больно длинен!

Убегает.
Русалка за ней.
Выскакивает Фе¬дор-русалка.
ФЕДОР-РУСАЛКА. А русалки еще и кривляются.
А если кто ее увидит - тот сам всю жизнь кривляться будет!

Русалка притаилась.
Появляется Дуня.
Русалка кривляется перед Дуней.
Дуня видит ее и тоже начинает кривляться и убегает.
На сцену выходят Мужики-русалки.

ФЕДОР. Здорово мы девчат напугали!
ИВАН. Мужики, еще хочу-у!
ПЕТР. Выпить?
ИВАН. Да не! Девок пощекотать!
ФЕДОР. Прячься - девчата идут. Выбегай по моей команде.
Иди щекочи, иди венки срывай!
ПЕТР. А потом?
ФЕДОР. А потом венки сожжем на костре. Готовы?
РУСАЛКИ. Всегда готовы!

Русалки прячутся.
Появляются Девчата.
Выбегают Русалки и начинают их гонять, пытаясь отстегать кнутами или сорвать венки.
Девчата визжат.
И вдруг выскакивает Девчина в мужской одежде - конечно, это Нюра - с распущенными волосами и здоровенным кнутищем и давай гонять Мужиков.

МУЖИКИ. Эй, а ты кто такая?
НЮРА. Я - русалка!
ИВАН. Какая та русалка? Русалки - это мы!
НЮРА. А русалки разные бывают!
Между прочим, в старину молоденькие девушки распускали волосы, надевали муж¬ские костюмы и уходили в поле, а там пели, плясали и водили хороводы...
ПЕТР. Ну и уходили бы в поле и там пели бы и плясали!
НЮРА. А мы уже! А вот теперь, по народному обычаю, мы должны нападать
на мужиков...
МУЖИКИ. Ну?
НЮРА. И хлестать их кнутами!

Нюра дико визжит и гоняет Мужиков по кругу.

МУЖИКИ. Все! Хватит! Сдаемся! Больше не будем! Простите нас, русалки!

Смотрят Мужики, а вокруг никого нет - они одни.

ФЕДОР. Ну - все, хватит. Пора устроить изгнание... Ой!

Испуганно оглядывается.

То есть провожание ру¬салок.
ИВАН. А как это?
ФЕДОР. А так: разбиваем всех женщин на хороводы. У каждого
хоровода свое чучело…

Показывает на мужиков.

…русал¬ки. Женщины…

Жест в зал.

…водят хороводы.
И в центре каждого хоровода одна женщина с чучелом пляшет и
кривляется.
ИВАН (в зал). Запоминайте: кривляется!
ФЕДОР. А потом хороводы делятся - на тех, кто наступает, и тех, кто
обороняется.
ПЕТР. Один хоровод наступает, другой - обороняется.
ФЕДОР. Причем каждый хоровод должен защитить свое чучело.
ИВАН. Запоминайте: каждый хоровод должен защитить свою чучелу.
ФЕДОР. Можно кидаться друг в дружку песком, землею, обливать друг друга
водой!
ПЕТР. Водой - это запросто!

Убегает.

ФЕДОР. Куда это он?
ИВАН. Как ты сказал - за водой.

Кивает на зал.

Их обливать!

Влетает Петр, с ведром.
В ведре - если лето - трава, если зима - конфетти.
Петр бежит в зал и «обливает» зрителей.

ПЕТР. Все! Всех облил!
ФЕДОР. А потом - уже в поле - русалок разрывают на части и разбрасывают
по полю. И с унынием возвращаются домой. Мокрые, грязные, но счастливые.
ИВАН. Не-е! Не хочу больше русалкой быть!
ПЕТР. Чтобы меня разорвали на части да в поле бросили. Хватит русалить,
пора и честь знать.
ФЕДОР. Так это же чучело русалки рвут на части, а не живых людей.
А вообще, по старинным славянским поверьям, русалки - это красивые и вечно юные девы.

Звучит красивая волнующая музыка.

ПЕТР. И живут они в хрустальных дворцах, построенных на дне реки.
ИВАН. И есть уних своя царица, без позволения котоой русалки не могут не
только погубить, но даже напугать человека.
СТЕПКА. (появившись и встав рядом с Мужиками). А бывает так, что
русалка, защекотав мужчину, уносит его в свое жилище, где он оживает и делается ее мужем.
ФЕДОР. Окруженный невообразимой роскошью, он начинает там новую
жизнь, непонятную для людей, живущих на земле.
ИВАН. И исполняются там любые его желания, кроме одного…
МУЖИКИ. Выпить е дают?
ИВАН. Выпить-то дают… Нельзя ни на мгновенье оставить водяное царство.
СТЕПКА. Страшны русалки людям. Особенно в четверг, после Троицы. Но
есть идругое славянское поверье, что русалки…

Выходят, в белых рубахах, с распущенными волосами и венками на головах, девицы-русалки.

ФЕДОР. Это прекрасные женщины, живущие далеко-далеко…
ПЕТР. Которые раз в году прихожят к нам, чтобы напоить поля влагой и
опылить колосья…

Музыка нарастает.
Девицы-русалки выходят на авансцену.
Глубокий поклон зрителям.

| Главная страница | Все сценарии |